Нефтяной двигатель своими руками


Нефтяной двигатель своими руками



Коржик Сергей Иванович:

[]   []  [] [] [] [] [] []
  • Аннотация:
    А почему бы и нет?Абидно, понимаешь. Так сказать, сказка на грани фэнтези, "заклепки" по психологии, социологии и геополитике, идут лесом.
  --15 июня 1862 года (154 года назад) родился Е.В. Колбасьев    Русский изобретатель в области морского дела Евгений Викторович Колбасьев родился 3 июня (15 июня по новому стилю) 1862 года в Одессе.    В 1883 году Е.В. Колбасьев окончил петербургское Морское училище. С 1891 года он служит преподавателем Кронштадтской водолазной школы. Работа на этом посту позволила ему раскрыть свой талант изобретателя: именно в эти годы Е.В. Колбасьев разрабатывает конструкцию корабельного и подводного телефонов, а также создает систему телефонной связи с водолазом. Колбасьеву принадлежит авторство оригинального способа подводного освещения.    В 1893 году лейтенант Е.В. Колбасьев организовал в Кронштадте мастерскую по производству водолазного снаряжения и телефонных установок для кораблей. Позже именно в этой мастерской серийно строились судовые радиостанции системы А.С. Попова.    Е.В. Колбасьев - автор оригинальной конструкции плавучей мины и нескольких проектов подводных лодок, в одном из которых предусматривалась установка торпедных аппаратов системы Колбасьева, обеспечивавших залповую стрельбу.    В 1901 году в мастерских Кронштадтского порта, в обстановке строжайшей секретности, корабельный инженер Николай Николаевич Кутейников построил по проекту Е.В. Колбасьева электрическую подводную лодку, известную под названием 'Петр Кошка' (подводный миноносец лейтенанта Е.В. Колбасьева). Подлодка предназначалась для 'подвижных минных батарей Порт-Артура'.    Экипаж лодки состоял из трех человек, вооружение составляли две торпеды калибра 380 мм. Аккумуляторы общей массой 4 тонны обеспечивали 15-мильную дальность плавания под водой на скорости 3,5 узла, либо 40 миль в надводном положении на 4 узлах. Подводная лодка имела секционную конструкцию и состояла из девяти секций, самая тяжелая из которых имела вес 1,6 тонны, что позволяло перевозить субмарину в разобранном виде в стандартном железнодорожном вагоне. Таким образом, именно Колбасьев и Кутейников являются первыми создателями секционного метода строительства субмарин, нашедшего широкое применение в годы Второй мировой войны. Правда, никто об этом их изобретении в ту эпоху не узнал.    К сожалению, данный проект дальнейшего развития не получил. В феврале 1904 г. лодку отправили в Порт-Артур, где она без всякой пользы стояла в порту до конца обороны. Перед сдачей крепости японцам в конце декабря 1904 г. русские моряки затопили подводную лодку 'Петр Кошка' в западной части гавани.    20 ноября 1918 года капитан 1-го ранга Евгений Викторович Колбасьев был расстрелян в местечке Инкерман близ Севастополя, ныне Крымской области.      - Шаланды полные кефали   в Одессу Костя приводил,   и все биндюжники вставали ,    когда в пивную он входил...    Бормотал я незамысловатую песенку, искоса поглядывая на невесть откуда-то взявшуюся грозовую тучу, ползущую по небу поперёк курса моего мотобота. Поднявшийся ветер взрыхлил поверхность моря и вот уже бот начало захлёстывать волной, двигатель взрыкивал когда корму подбрасывало вверх и винт не встречая сопротивления воды молотил лопастями в пустоте, помпа плевалась за борт струйкой воды, ещё успевая откачивать воду.   - Вот не сиделось тебе Женя дома, жопа мать её, искала приключений? Рыбки свежей захотелось? Самолично пойманной, и не просто камбалы, а дайте нам палтуса? Палтус йок - зато проблем бар, никакого клёва не было, а вот приключение, вот они, кушайте на здоровье, - это одна моя половина сознания, как обычно начала спорить со второй. - Прорвусь, ответила вторая половина, - не в первый раз, до берега всего миль двадцать, ветер вскоре должен смениться на попутный, а мотобот имеет три герметичных отсека, даже если его полностью зальёт водой и заглохнет мотор, не утонем.   Туча уже висела над моим корабликом, пелена дождя скрыла горизонт, видимость упала до двух - трёх кабельтов. Шшарах! Впереди по курсу в полукабельтове, воткнулась в море молния. Да-да- даааххх! Мгновение спустя, звуковая волна, оглушила меня. Шшарах! Позади, в кильватерном следе утонула сестра первой молнии. Да-да-да-дадахх! Молния пала гораздо ближе первой, и звук грома едва не вышвырнул меня за борт.   - Вилка! Успел подумать я, и третий разряд ударил в невысокую мачту мотобота. Контуженный двумя первыми ударами грома, оглохший и почти ослепший, я безучастно смотрел сквозь набежавшие слёзы, как линейный разряд молнии, вдруг свернулся в гудящий шар плазмы, который медленно подплыл ко мне, потом внезапно и беззвучно разбух и принял моё тело вовнутрь. Помните, как раньше гас экран телевизора? Вспомнили? Как изображение сворачивалось в точку, которая последняя исчезала с экрана? Вот так и моё сознание свернулось в точку и погасло. Некому было досмотреть разыгравшуюся сцену, и то, что произошло дальше напоминало последнее воспоминание капитана второго ранга в отставке, и пенсионера по совместительству, Евгения Викторовича Баскина. Плазмоид, поглотивший человека свернулся в точку, неярко вспыхнул напоследок и исчез. Минут через тридцать истаяла туча, ветер действительно поменял направление, а на поверхности моря, погрузившись в него по планширь, дрейфовал полузатопленный мотобот, который потихоньку сносило в сторону берега.    Март 1891 года. Российская империя. Морская крепость Кронштадт. Минная школа, водолазный класс.    На двадцати саженной глубине, преподаватель водолазной школы, лейтенант Российского флота Евгений Викторович Колбасьев, давал практический урок слушателю школы матросу Палкину. Как вдруг, на глазах у изумлённого матроса, лейтенант смешно перевернулся с ног на голову и полетел на поверхность вслед за пузырями воздуха из клапана водолазного шлёма. Когда в пяти саженях от стенки дока на поверхность воды выбросило водолаза, боцман водолазной команды не растерялся.   - Держи давлению, прикрикнул он на тех, кто крутил ручки воздушных насосов, - сматывай конец и шланги, вытаскивай водолаза,- дал следующий приказ оставшейся команде, и те в десяток рук шустро вытащили водолаза. Первым делом, открутили передний иллюминатор и увидев, что лейтенант без сознания, быстро открутили четыре гайки на болтах манишки соединяющие костюм и шлем, растянули в четыре руки воротник резиновой рубашки и вынули пострадавшего водолаза из костюма.   - Мищенко! Продолжал распоряжаться боцман,- дай команду на подъём Палкину, и вытаскивай его помалу, видать седня более урока не будеть. Степанов! Дуй в госпиталь, да доктора, сей же час сюда. Беда у нас.   Крепость Кронштадт невелика, Но пока матрос добежал до дежурного врача, пока заложили экипаж. пока доехали до места происшествия прошло около часа, и ещё через полчаса, лейтенант лежал в госпитале, а боцман, за это же время, проведя краткое расследование происшествия, рихтовал кулаками физиономию матроса, который неправильно завязал узел на свинцовых ботинках лейтенанта.    Принятыми мерами привести в сознание лейтенанта не удалось, был созван консилиум, на котором было решено наблюдать за больным, уповая на его отменное здоровье и молодость. Вечером того же дня, над крепостью разыгралась невиданная ранее, гроза, молнии били в молниеотводы, одна за другой, гром рокотал артиллерийской канонадой, а ветер гнул немногочисленные деревья долу и рвал металлическую кровлю. Посредине палаты, в которой лежал лейтенант Колбасьев, возник яркий шарик плазмы, беззвучно подплыл к телу больного, вспыхнул, расширяясь молочно-белой полусферой, которая накрыла больного, кровать, рядом стоящий стул, тумбочку, и пару мгновений спустя палату осветила яркая вспышка, прозвучал громкий хлопок, полусфера гудящей плазмы пропала, а комната наполнилась дымом от тлеющих простыней.   На громкий звук, в палату вбежала дежурная сестра милосердия, увидев тлеющую простынь схватила кувшин с водой стоявший на тумбочке, залила очаги тления, и только потом почувствовала, что кувшин обжигающе горяч. Не в силах терпеть боль она бросила кувшин на пол, где тот раскололся на пару десятков кусков. Больному пришлось перестилать кровать, палату проветривать и провести уборку. Обгоревшие простыни, и разбитый кувшин утром следующего дня были предъявлены лечащему врачу на утреннем осмотре.   - Голубушка, Ольга Михайловна, постарайтесь вспомнить происшествие предельно точно, всё же то, что вы говорите, не укладывается в рамки научно объяснимого факта. Горячий кувшин. горящие простыни, лейтенант как мы знаем не курит, да и был без сознания в котором находится до сих пор, откуда огонь? Комиссия из трёх человек допрашивала свидетельницу происшедшего.   - Да откуда же я знаю ваше превосходительство, отвечала та, начальнику госпиталя, - слышу в палате как будто стрельнул кто-то, я вбежала, вижу простыни тлеют, схватила кувшин, да и залила огонь, и только потом почувствовала, что руку ожгла, кувшин то горячий был. Вот извольте видеть ожог, сестра милосердия предъявила комиссии свою ладонь. - Там всё горячее было, и кровать, и стул и даже пол около кровати. Как господин лейтенант не обгорел, ума не приложу, - простыня тлела и в головах и в ногах.   Двумя часами позже в палате.    Больной вдруг открыл глаза, приподнял над подушкой голову и начал с интересом осматривать помещение. Затем поднял руку, посмотрел на кисть руки, откинул одеяло, осмотрел остальную часть тело, ощупал живот, заглянул под бельё, затем спустил ноги на пол, сел по-стариковски опершись руками о колени. Пару минут спустя встал, попробовал сделать шаг, и едва не упал, тело привычно дёрнулось вперёд, а вот ноги запоздали, заплелись одна за другую и молодой мужчина едва не упал.   - Хорошо, что держался за спинку кровати, а то упал бы ничком и расквасил бы себе физиономию, подумал Баскин, - что теперь делать? Хорошо хоть вся память этого Колбасьева сохранилась, а то хорош бы я был со своим 'товарищи офицеры и матросы', а уж мою писанину без ятей, признали бы вообще безграмотной. Что мы имеем? Этому телу, 29 лет, прекрасное здоровье, хорошее образование, пытливый ум, изобретатель. До Русско-японской войны 13 лет, до Революции 26 лет, до смерти Колбасьева 27 лет. Да, да, я вспомнил краткую биографию моего реципиента, в своё время, плотно интересовался историей подводного флота России. В 18 году его растерзает банда крымских татар. А до этого, он изобрёл электрическую подводную лодку и поехал с ней в Порт-Артур на войну с японцами, но что-то там не задалось, лодка не сделала ни одного боевого выхода и была затоплена в какой-то бухте. Покопавшись в памяти, я вспомнил чертёж лодки и сразу нашёл несколько недостатков в её конструкции, и несколько конструктивных решений, которые буде применёнными, на порядок бы улучшали боевые возможности лодки.- А ведь я могу это сделать! Довести проект до ума, и таки построить убийцу броненосцев. Господин Того, привет вам из будущего и лично от меня, бывшего командира отряда подводных лодок 'Малютка' ТОФ, капитана второго ранга в отставке Баскина Евгения Викторовича.   - Нет, вы посмотрите на него, - в палату вбежал местный доктор Пилюлькин,- мы понимаете ли собрали консилиум, все в недоумениях и в поисках диагноза, а наш страдалец уже стоит и улыбается. Как себя чувствуете голубчик? И присядьте пожалуйста на кровать, я хочу осмотреть вас. Сегодня ночью вы ничего странного не заметили? Хотя о чём я вас спрашиваю? Вы же лежали без сознания. Однако вокруг вас господин лейтенант, этой ночью творились чудеса, вдруг загорелось бельё на вашей кровати, и только благодаря сестре милосердия бдившей в это время на посту, вы не задохнулись в дыму. Что скажите?   Всё это время, невысокий и довольно упитанный доктор, крутился вокруг меня как юла, и то считал сердечный пульс, то заглядывал мне в глаза придерживая пальцами нижне веко, то просил высунуть язык и произнести звук а. Я же, прилежно исполнял все его просьбы, водил глазами за небольшим медицинским молоточком, дышал и не дышал, когда он прослушивал мои лёгкие и тона сердца с помощью смешной трубки.   - Что могу сказать вам господин лейтенант, на первый взгляд вы здоровы, но что-то мне подсказывает, вы чем-то встревожены, не нравится мне ваш взгляд, какой-то вы потерянный. Вам надо отдохнуть, съездить на воды на месяц другой, что скажите?   - Что я могу сказать доктор? Есть какой-то непорядок в голове, опять же шумит что-то в ушах, пару недель я бы отдохнул, но пару месяцев отдыха на водах мне не осилить, лейтенантское жалование сами знаете какое, а отчисления от патентов на мои изобретения пока невелики.   - Ну что же две недели, так две недели, подайте раппорт своему начальству об отпуске, а я со своей стороны отпишу ему же, свои рекомендации на ваш счёт. И прошу вас не злоупотребляйте алкоголем, голова знаете ли хрупкий сосуд сознания, чуть что и, - упокой раба бо-жия, гнусаво пропел доктор.   - Спасибо доктор, но я потребляю алкоголь только как лекарство, в виде грога осенью или очень умеренно и под хорошую закуску в компании.   - По крайней мере, эти две недели точно воздержитесь. Обещаете?   - Обещаю.   - Ну и хорошо, ну и ладушки. Сегодня, завтра и послезавтра ещё полежите в госпитале, я хочу убедиться в вашей полной дееспособности, пока же вы батенька как я понимаю, и до туалетной комнаты не можете дойти. Вы не стесняйтесь, для того у нас есть мужской персонал, он если что, то поможет дойти, а не сможете, так милости просим на горшок. Да, да, на горшок-с. Сейчас вам принесут завтрак, затем матросик поможет вам с прогулкой, затем полдник, и снова прогулка в парке госпиталя, затем обед, послеобеденный сон, прогулка на свежем воздухе, ужин и сон. Есть ли у вас кто-то, кому надо сообщить о вашем несчастье?   - Есть конечно, но она живёт в Петербурге и поэтому не стоит её ставить в известность, выйду из госпиталя съежу к ней и пожалуюсь на свою оплошность лично.   - Вот и хорошо, вот и договорились, теперь позвольте вас оставить, мне надобно всё записать в журнал наблюдений.   Едва вышел доктор, как зашёл немолодой матрос с вопросом,- не изволит ли чего господин лейтенант.   - Изволю братец, доведи-ка ты меня до гальюна, слаб я ногами чего-то нынче.   - Дак, опосля полексического удара, не все и через полгода ходют, ваше благородие, енто вы по молодости лет на второй день на ноги встали. Свечку Николе-чудотворцу обязательно поставьте, как только выйдете с госпиталю, так сразу в храм,- просветил меня матрос, насчёт моего диагноза и способа благодарности Всевышнему за лёгкое избавление от напасти. Сидя над очком в позе орла, я задумался, а кто я на самом деле? Лейтенант Баскин или лейтенант Колбасьев? И пришёл к выводу, что я всё же Баскин. Инсульт случившийся с Колбасьевым, дал возможность моей сущности захватить это тело, мозг которого отказался им управлять. Почему отказался, да фиг его знает, может тромб какой-то оторвался и закупорил сосуд питающий участок мозга, а может и по какой другой причине, мне Баскину, это было до фонаря. Места для моей доли памяти в мозгу пострадавшего лейтенанта хватило с избытком, Как говорится, 'всё моё, принёс с собой' и сейчас я изучал то, что знал он. Изучение проходило быстро, благо русский язык был родным обоим. Я кроме русского хорошо знал английский, а лейтенант немецкий в совершенстве и французский язык на бытовом уровне. В палату я вернулся через умывальную комнату, где умылся, и там же увидел своё новое лицо, которое было не хуже и не лучше его Баскина, лица в молодые годы, посетовал вслух на двухдневную щетину, на что сопровождавший меня матрос, стоявший рядом на 'всякий случай', заверил меня,- что опосля завтраку приведёт моё лицо в порядок, так как руки на бритье и стрижке больных он набил, и их благородия завсегда у него бреются. Завтракал без аппетита, какой аппетит, когда впереди не пахано, не сеяно, а время летит так, что не успеешь оглянуться, ан господин Того стучится броненосцами в ворота Порт-Артура. Зная как разворовываются казённые средства, отпущенные на строительство флота, положиться на государство я не мог, осталось раздобыть их самому, ну или в крайней случае продать, кому ни-будь патент и иметь с этого процент, денег с моей доли должно было с лихвой хватить на все мои замыслы. Быстро пролетели три дня в госпитале, я научился управлять своим новым телом, и в полдень четвёртого дня, уже стучался в кабинет начальника водолазной школы.   - Разрешите войти, приоткрыв дверь я обратился к сидящему за письменным столом пожилому офицеру.   - Да уж заходите, Евгений Викторович, с порога начал дрючить меня начальник,- не ожидал, нет-с, от кого угодно можно было ожидать, но не от вас! Да-с! Как можно было вам довериться матросу? Почему лично не проверили шнуровку? Лейтенант, а вылетел из-под воды, как пробка из бутылки с шампанским. Смеху на всю крепость. Его превосходительство попенял мне, а я вот вынужден, указать вам лейтенант. Какие выводы сделаете?   - Виноват, недоглядел, исправлюсь.   - То-то же!   - Для начала, господин капитан первого ранга ходатайствую о двухнедельном отпуске на излечение нервов, а по истечении отпуска, буду просить об отставке.   - Как об отставке? Пришло решение удовлетворить вашу просьбу об устройстве в крепости Кронштадт при Минных классах, мастерской по изготовлению вами же изобретёнными водолазными приборов и телефонов. Кого изволите видеть начальником мастерской вместо вас? Кто как не вы, лучше всех других знает, что нужно для инвенции этих приборов? Нет батенька, заварили кашу, хлебайте полной мерой. При том, что оклад начальника мастерской будет вдвое от вашего нынешнего содержания, плюс я оставлю за вами теорию водолазного дела. В сумме вы хорошо выиграете Евгений Викторович. Плюс патентные отчисления за каждый коммутированный телефонами корабль. Завидный жених в итоге. Женитесь, снимете приличную квартиру или флигель. Служить в Крепости не в пример легче, чем на кораблях, по крайней мере, вы всегда дома и всегда на твёрдой земле.    - Всё это интересно Александр Карлович, но я ещё по окончании Офицерских минных классов задумал построить подводную лодку, способную уничтожать броненосцы противника. Есть у меня несколько идей по этому поводу. Вот только сильно сомневаюсь, что мне дадут возможность реализовать мои идеи в нашем Отечестве.   - И куда вы хотите отправиться со своими идеями, милостивый сударь?   - В Северо Американские Штаты. Смею надеяться, я хороший минный специалист, поэтому легко найду себе работу на верфях. Поработаю, наберусь опыта, да и предложу им свой проект.   - Почему вы так уверены, что ваш проект примут к реализации?   - Потому Александр Карлович, что мой подводный миноносец, это следующий шаг в кораблестроении и тактике морских сражений.   - Так может господин лейтенант, вы сначала сделаете доклад на эту тему перед минными специалистами Крепости и Флота?    - Можно попробовать, ответил я, - у меня есть две недели на подготовку доклада, а вы не возьмите ли на себя организацию аудитории. Даю вам слово офицера, вам не будет стыдно за меня. Вот по итогам дискуссии по моему докладу я и приму окончательное решение.   На то, что бы составить план лекции, написать доклад по этому плану и начертить десяток схем, и чертежей у меня ушла первая неделя. Вторую неделю я решил отдать на решение личных вопросов. Во первых, навестить свою невесту, дочь петербуржского чиновника, надворного советника служившего в министерстве иностранных дел. Дочь была единственным ребёнком у любящих её родителей, а тридцатилетний лейтенант флота был практически членом семьи. Наталья Егоровна Панюшина немного засиделась в девках, на данный момент ей было двадцать четыре года, а всему виной стали Бестужевские курсы, слушательницей которых она была. В этом году у неё был выпуск, и сразу после него была запланирована наша свадьба. Я подал прошение государю о разрешении на брак, и мы все с нетерпением ждали оного.    После обеда, от которого я конечно не отказался, ибо за эту неделю мне надоели казённые харчи, будущий тесть пригласил меня обсудить последние петербуржские новости.   - Какие новости в крепости, Евгений?   - Да какие у нас могут быть новости Егор Ефимович? Войны, слава Богу, нет, а в мирное время крепость занимается обучением специалистов для флота. Хотя вру, есть новость. Получено разрешение на устройство мастерских по производству водолазного оборудования и внутрикорабельных средств связи. Мне , как автору нескольких патентов в этой области, предложили её возглавить.   - Ну а кому ещё, - тесть был в курсе моих изобретений. Жалованье, небось повысят?   - Обещали вдвое от нынешнего, да треть ещё с водолазной школы.   - Ну что же, вполне себе приличные деньги получаются.   - На первое время да, а потом как пойдут дети, маловато будет Ефим Егорович.   - Ну, так я за Натальей, в приданое дам двенадцать тысяч рублей, что скажешь?   - Скажу вам честно Егор Ефимович, я на распутье. На днях, в Минной школе я делаю доклад по изобретённой мною подводной лодке, если доклад примут к сведению и мне дадут разрешение её построить, то я останусь в России, если нет, то я намерен уехать в Америку. Если Наталья Егоровна будет согласна на переезд, то возьму её с собой, а нет, так я уеду один.   - Вот это сюрприз! Да что за вас муха укусила Евгений Викторович, что вы готовы очертя голову бросить службу, семью, Отечество, наконец.   - Я расскажу вам Егор Ефимович, но мой рассказ должен остаться между нами. Десять дней назад со мной произошёл несчастный случай. Вы знаете, я преподаю теорию и практику водолазного дела, так вот на глубине в двадцать сажен, с моих ног спали свинцовые ботинки. Матрос небрежно завязал узлы, и меня выбросило на поверхность как пробку. Двое суток я был без сознания, и где оно гуляло, не знаю, но вернулось оно обременённое неким знанием. В это время за нашей спиной кто-то всхлипнул, и чьё-то тело упало на пол. Обернувшись, мы оба увидели Наташу, лежащую ничком возле дверей в кабинет Ефима Егоровича. Я бросился к Наталье, а хозяин кабинета с криками о помощи к жене и прислуге. Вызвали доктора, к этому времени Наташа пришла в себя и лежала у себя в комнате, куда я отнёс её под приглядом будущей тёщи. В те времена, молодому мужчине долго находится в девичьей спальне, было нельзя, поэтому уложив её на кровать, я быстро удалился. Хлопоты с врачом и больной, оплаты его визита, отвлекли нас от разговора, но когда всё более или менее утихло, будущий тесть потребовал от меня продолжения рассказа.   - Сами понимаете Евгений Викторович, сия новость, не только Наташу сшибла с ног, но и я в растерянности. Вроде как всё было улажено, свадьба на носу, я так сказать принимал вас в своём доме как сына, а тут такие заявления. Что привиделось вам в горячечном бреду, что вы так решительно готовы сломать свою судьбу.    - Войну Егор Ефимович, я даже видел собственную гибель.   - Господи, спаси нас и сохрани от этих бед, Егор Ефимович повернулся лицом к иконам и истово стал молиться, - страсти то какие Евгений! А что если это всё бред? Привиделось вам. Фата Моргана.   - Может и Фата Моргана,- согласился я, поздно сообразивший, что не тому человеку рассказываю свою историю. Мы замолчали, я почувствовал резко ухудшившееся ко мне отношение, и понял, что должен покинуть этот дом.- Давайте сделаем так, я попробовал продолжить наш разговор,- сейчас я уйду, Наталья Егоровна слышала часть нашего с вами разговора, вы подумаете всей семьёй над создавшейся ситуацией, и так или иначе, дадите мне знать о вашем решении.    Хозяин дома молча проводил меня, мы раскланялись и я ушёл. В этот же вечер я на попутном пароходе уплыл в Кронштадт. Два дня спустя, я стоял перед аудиторией и делился со своими коллегами по Минной школе, своим видением подводной войны.   - Господа, обратился я к залу. - Не велик секрет, кто является нашим перспективным противником на Балтике? Германский Флот. Он уже сейчас мощнее нашего, у него больше кораблей первого ранга, Их пушки стреляют дальше наших и лучшего качества. Захоти они сейчас, и смогут запереть нас в наших базах без особых на то усилий. Просто мы не даём им повода сделать это, но такое положение не может продолжаться вечно. Рано или поздно, тевтонский лев прыгнет. Будем ли мы готовы осадить его? Покажет будущее. Я провёл некоторые изыскания и пришёл к выводу, что спор между пушкой и бронёй достигнет невиданных до селе величин. Что вы скажете о корабельной пушке калибром в 18 дюймов? А о бронировании кораблей в двадцать дюймов стали? А о водоизмещении под 70.000 тон? А о скорости этих монстров в 27 узлов. А о пушках, стреляющих на сто кабельтовых? Нет, конечно, бронировать будут только наиболее опасные зоны, как-то орудийные погреба, машинное отделение, и орудийные башни. Эти монстры будут избивать себе подобных и прочую мелочь в виде крейсеров всех рангов. Просто так, безнаказанно, к нему будет не подойти, и не только из-за орудий главного калибра, на этих кораблях у них будет и вспомогательный калибр, и поверьте мне на слово, у этих пушек калибр будет не ниже 6 дюймов.   - Вы лейтенант, рисуете корабль Апокалипса, от дверей эту фразу подал какой-то капитан первого ранга.   - Я господа не художник и не писатель. Я офицер флота и думаю о его будущем. Так вот господа, позвольте мне продолжить. Как я говорил, подобраться к такому монстру сложно, но не невозможно. Вот посмотрите на этот чертёж, что мы видим? Всем знакомую самодвижущуюся мину господина Уайтхеда. Скорость 25 узлов, вес боевой части 18 пудов, дальность хода пять кабельтовых. Никакой из ныне существующих снарядов не имеет такой тяжелой боевой части, и думаю, никогда не будет её иметь.- Хочу вас спросить господа, знаете ли вы сколько тратится снарядов на утопление одного корабля? Если не считать случаев 'золотого выстрела', от нескольких десятков, до нескольких сотен штук господа. При этом давайте примем во внимание и то, что оппоненты получают примерно равные повреждения, от незначительных, до фатальных. А сколько при этом гибнет ценных специалистов? Которых, мы с вами учим не один год. Корабль можно построить за один год, а специалистом можно стать только по прошествии нескольких лет, надеюсь, вы не станете с этим спорить.   - Ну и какая связь между кочегаром и миной Уайтхеда,- тот же голос из зала продолжал меня провоцировать.   - Прямая, господа. Пара мин под ватерлинию, и кочегару незачем кидать уголь лопатой в топку котла, наоборот, надо срочно тушить топку, чтобы при резком охлаждении котла забортной водой, котёл не взорвался.   - Пару мин броненосец переживёт без особых проблем.   - А три, а четыре? Спросил я своего оппонента.   - Но вы же только что говорили о невозможности безнаказанного сближения с броненосцем. Миноносники конечно бравые ребята, но их кораблики используют только на добивании уже поверженного противника, если хотите это современный мизерикорд , это уже другой голос помоложе.    - Вот господа плод моих раздумий, я развернул и повесил два чертежа и две схемы.- Представляю на ваш суд, моё новое изобретение, электрическую подводную лодку, и якорную подводную мину. Лодка вооружена двумя видами оружия, минами Уайтхеда и якорными минами. Десяток таких подводных лодок способен уничтожить эскадру тяжёлых броненосцев. Подходите, поближе, ознакомьтесь с чертежами и схемами, затем садитесь на свои места для продолжения обсуждения. Чертежи прямо скажу очень далеки от того, каким я вижу в деталях мои изобретения, но вы должны меня понять, я ещё не получил патенты на них.   - Вы просто увеличили в десять раз мину Уайтхеда!   - Критика не по адресу господа, моя лодка электрическая.   - Какова предполагаемая дальность подводного хода лодки?   - Около пятидесяти миль,.   - А скорость?   - Около шести восьми узлов на поверхности моря и четырёх под водой.   - Даа, на таком корыте ни от кого не убежишь, и никого не догонишь.   - Ну, во первых, лодка это охотник, а не загонный пёс, пришла, легла в засаду, дождалась жертву и убила. Потом тихо, тихо, ушла с места боя. Возможно, ещё выставила пару десятков якорных мин, для утопления спасателей. Спасатели на войне как мы знаем это ближайшие военные корабли. Мы ведь говорим о войне, где рыцарским манерам нет места. Теперь о тактике. Со специальной подводной лодки, возможно скрытое минирование баз противника и возможных курсов следования неприятельской эскадры, проливов, фарватеров. А это господа, совершено иная война. И последнее. Стоимость подводного миноносца приблизительно такая же, как и надводного, а пользы от него я смею думать больше чем от иного броненосца.   - Этак вы лейтенант загоните нас всех под воду.   - На тридцати метровой глубине подводному миноносцу не страшны никакие снаряды, даже снаряды главного калибра броненосца,- ответил я.   - Всё в вашем миноносце хорошо, пришёл, лёг, убил, а вот низкая скорость и малая дальность хода уменьшает его возможности.   - Так господа, продолжил я дискуссию,- прогресс не стоит на месте, сто лет назад, простой крестьянин продемонстрировал потаённое судно императору Петру Первому, а сейчас мы видим в нашем флоте первые подводные лодки, что из того, что эти лодки неказисты, тихоходны и недостаточно автономны. Это начало их жизни, детство так сказать, а в детстве даже мы люди не великие ходоки и богатыри. Пытливый изобретатель уже где-то строит новые двигатели, возможно даже такие, какие стояли на 'Наутилусе' господина Жюль Верна. Я уверен, что в недалёком будущем, подводные лодки с неограниченной дальностью хода, будут одним из основных кораблей всех флотов мира. Мало того, лодки будут расти в длину, можете представить себе подводный крейсер, длиной в 100-120 метров и вооруженный 10-16 минными аппаратами и с боезапасом ещё в двадцать мин? Господа, будущее за океанским подводным флотом.- закончил я свой доклад.   Офицеры, ещё обсуждая мой доклад, покинули аудиторию, а ко мне подошел незнакомый капитан первого ранга, который обратился ко мне с предложением.   - Позвольте представиться, главный инспектор морской артиллерии Макаров Степан Осипович. Ваш доклад меня очень заинтересовал, я видите ли, сторонник больших кораблей и больших пушек, а тут из доклада я увидел угрозу моим любимцам, а не могли бы вы сделать доклад по противодействию атакам подводных лодок на корабли.   - Мог бы Степан Осипович. Но не стану этого делать.   - Почему же?   - Видите ли, господин главный инспектор, моя лодка ещё не построена, не испытана, а от неё уже научатся отбиваться. 'Под шпицем' решат, что овчинка не стоит выделки, и мой проект зарубят на корню.   - А вы, значит, уверены, что подводная лодка может заменить надводные корабли?   - Простите, где в докладе вы слышали подобную нелепицу, мною было сказано, что подводная лодка станет одним из основных кораблей флота, но никак не заменит флот надводных кораблей.   - Что вы хотите предпринять в ближайшее время.   - В ближайшее время я хочу получить патенты на ряд изобретений на механизмы и узлы, а также конструкцию подводной лодки.    - Но доклад, эти чертежи и схемы не секретны?   - Нет.   - Вы могли бы дать мне их на время, для осмысления и обдумывания проекта. Я мог бы обсудить ваш доклад с заинтересованными лицами во Флоте. Естественно бумаги будут возвращены вам после обсуждения с рецензией и пожеланиями главных специалистов флота.    - Пожалуйста, буду только рад, прочитать отзывы о моём подводном миноносце.   - А в чём улучшение вашей якорной мины, чем она лучше якорной мины лейтенанта Азарова?   - Простите, это пока секрет, вот получу патент, тогда можно будет обсудить её достоинства, скажу только, что аналогов ей в мире нет.   - Даже так?   - Да. Патентом я хочу закрепить приоритет России в этой области вооружений. Ну и тщеславие конечно, не без этого, мина Колбасьева звучит ничуть не хуже мины Уайтхеда.   Будущий адмирал Макаров, был натурой деятельной, он и сам не чурался изобретать, кстати и якорных мин тоже. Вообще он был сторонником нововведений во флоте и мой доклад на тему подводной войны попался ему как нельзя кстати. Единственное, что его смущало, так это сам вид этих лодок, он даже интереса ради, посетил одну из них, и у него остались самые неприятные воспоминания об этом посещении. Кроме измазанного в машинном масле мундира, осталось чувство, что он побывал в закрытом железном гробу.   - Знаете лейтенант, я побывал на одной из наших подводных лодок и у меня закрадывается сомнение в вашем проекте. Уж больно неказист, сей кораблик, а когда он закрывает люк и уходит под воду, чувствуешь себя очень неуютно.   - Вы правы господин капитан первого ранга, под водой очень неуютно, это я вам как водолаз говорю, но ведь основная масса экипажа надводного корабля тоже находится в закрытых от мира сего отсеках. И в случае боя к ним смерть приходит также внезапно, как и к подводникам.   - И вы не боитесь пойти на дно со своей лодкой? Неверно открытый вентиль и лодка камнем упадет на дно.   - А я боюсь, что наши верфи не в состоянии построить такую лодку, и к началу следующей войны, мы придём с кораблями времён Синопа и покоренья Крыма. Посмотрите, во всех флотах мира уже идёт строительство и испытания подводных лодок, а мы всё возимся с лодкой Джевецкого и придворного фотографа.   -Зря вы иронизируете лейтенант, флот как вы знаете, в России начался с ботика Петра Первого, так и изобретения господ Джевецкого и Александровского дали пищу для ума следующим поколениям изобретателей и вам в том числе.   - Если вы не очень спешите, Степан Осипович, я хотел бы вам рассказать презанятную историю, произошедшую со мной полторы недели назад. История настолько необычна, что я настаиваю на том, что бы вы меня выслушали, тем более, что она и вас лично касается. И я вкратце рассказал о своём несчастном случае, и знаниях о будущем попавших мне в голову, раскрывать истинное положение вещей я не стал по вполне понятным причинам, если своего современника будущий адмирал ещё мог понять и принять, то историю про вселенца из будущего, вряд ли.- Корабль попадёт на минную банку,- продолжил я,- взрыв мины под пороховым погребом главного калибра, разломит корабль и он утонет за считаные минуты. Спасти удастся немногих, но вас среди спасённых не было. Флот придёт в отчаяние от этой потери, неразбериха в командовании приведёт тихоокеанский флот к гибели. Второй флот, посланный на Дальний восток, под командованием адмирала Рожественского будет перехвачен японским флотом в Корейском проливе около острова Цусима. В результате боя, все российские корабли первого ранга будут уничтожены, а остальные сдадутся на милость победителя.   - Чем вы можете доказать, что это не бред сумасшедшего?   - Сегодня 16 марта 1891 года?   - Да и что?   - Завтра 17 марта в Гибралтарском проливе столкнутся два судна, британский военный корабль и пассажирское судно, погибнет около шестисот человек, в основном пассажиров. Через неделю об этом происшествии будут судачить во всём мире, кроме того, я знаю ещё о нескольких катастрофах, и одно из них произойдёт через два года с нашим броненосцем 'Русалка'.   - Я служил на нём, встревоженно заговорил Макаров, что с ним произойдёт?   - 7 сентября 1893 года, он попадёт в шторм и утонет со всей командой.   - Господи Иисусе, как можете вы так спокойно говорить о таких бедах?   - Всё это произойдёт в будущем, Степан Осипович, но гибель отдельных кораблей и даже целого флота, ничто по сравнению с тем, что произойдёт дальше.   - Что ещё ужаснее может произойти? Армагеддон? Конец Света? Египетские казни? Что?   - Гибель самодержавия и империи.   - Вы в своём уме лейтенант?   - А вот через неделю и узнаем господин капитан первого ранга.   Макаров молча свернул плакаты и схемы, а я подал ему пачку исписанных листов писчей бумаги.   - Листы прошнурованы и пронумерованы, сказал я .   - Вижу, буркнул мне в ответ Макаров и ушёл.   Вечером того же дня ко мне приехала Наташа. Меня разыскал незнакомый матрос и сообщил,- на 'фатере' вас дожидаются барышня. Барышня у меня была одна, и я бегом отправился к своей холостяцкой квартире. Наташа сидела за моим столом и разглядывала черновики моего доклада. Увидев меня, она вскочила со стула и бросилась мне на шею осыпая моё лицо поцелуями, а между ними по- бабьи причитая, говорила, говорила. говорила, - я согласна уехать с вами хоть в Америку, хоть на край света. Бедненький вы мой, вы были на краю гибели, а я дура, дурищей, сердилась на вас из-за того, что вас долго не было. Я убежала из дому, вы ещё согласны взять меня в жёны?   - Конечно же, если хочешь, мы сегодня же обвенчаемся в Храме богоявления крепости.   - Хочу!   - Тогда одевайся и пошли.   - Как? Вот так сразу? А кольца?   - Сегодня займём на время у знакомых, а завтра купим свои.   - А свидетели?   - Я не понял? Ты хочешь обвенчаться или нет? У меня пол крепости знакомых офицеров, и каждый из них почтёт за честь стать нашим свидетелем.   - Боязно Женя, маменьку жалко, она так мечтала о моей свадьбе, да и папенька будет огорчён нашим самоуправством.   - Я Наташа офицер, и заглядывать твоему папеньке в рот не намерен. Уважать его буду, а вот гнуться перед ним не намерен. Сегодня ночуешь у меня, а завтра, я отвезу тебя к родителям. Мои твёрдые намеренья ты узнала, теперь всё в твоих руках. Мы ещё долго говорили о том, о сём, я напоил её чаем и уложил спать на своей кровати, а сам ночевал в хозяйской прихожей на диване. Утром следующего дня я отвез Наталью к родителям в Петербург. Дома у Натальи, догадывались куда сбежала дочь и ждали последствий её сумасбродства с тревожным предчувствием вселенского позора, как же девица сбежала из дому к любовнику.   - Вот примите с рук в руки вашу пропажу, в целости, и сохранности,- уточнил я обращаясь к её матери. Я готов был тайно обвенчаться с Натальей Егоровной, однако уважая вас, Егор Ефимович, и вас Настасья Прокоповна, не стал этого делать. Вы отец, она сейчас в вашей воле. За сим, разрешите откланяться.   - Никуда я тебя не отпущу,- Наташа взяла меня за руку, и обратившись к родителям сказала,- благословите нас папенька и маменька, другого себе мужа я не хочу. У всех присутствующих, от этих слов на глазах появились слёзы, и по старому русскому обычаю, сняв икону из Красного угла, отец благословил жениха и невесту. Пришлось мне стать на колени и поцеловать руку будущего тестя и икону.   - Я рассказал о случившемся, своим начальникам, ввёл я в курс дела тестя.   - И каковы последствия?   - Жду.   - Чего ?   - Видите ли Егор Ефимович, проверить мои слова они могут только одним способом.   - Каким?   - Подтверждением моих слов может быть только предсказанное мною событие, которое исполнится сегодня.   - Мне вы конечно о нём не расскажите.   - Не расскажу. Зато после свадьбы, я расскажу вам кое-что другое. Не менее интересное. Обещаю. Для затравки, я спрошу вас Егор Ефимович, что вы знаете об автомобиле и двигателе внутреннего сгорания?   - К своему стыду практически ничего не понимаю, как это внутри сгораемый двигатель?   -Мда,- вздохнул я вслух. У вас найдётся пара листов писчей бумаги и карандаш? Двигатель внутреннего сгорания, - продолжил я, - не сгорает сам, а использует силу взрыва жидкого топлива, которое сгорает в его рабочих цилиндрах, паровую машину вы видели?   - Конечно видел, у знакомого мне заводчика, есть локомобиль, через ременную передачу крутит десяток станков.   - Отличная новость! А станки, какие у него?   - Вот чего не знаю, того не знаю, знаю только, что работают они с железом.   - Очень хорошо. А нет ли у вас на примете хорошего столяра-краснодеревщика.    -Да зачем он тебе?   - Хочу модель задуманного корабля ему заказать.   - До окончания отпуска у меня ещё было три дня, которые я потратил на чертеж задуманной мною подводной лодки. Итак, корпус. Секционный, если лодку построят на Балтийском заводе, то надо же её как-то перевезти во Владивосток, Длина грузовой железнодорожной платформы равна девяти метрам, значит секция должна быть около шести метров. Прочный корпус диаметром 4.5 метра, из дюймовой катаной брони, крепится заклёпками к кольцевым шпангоутам (сварка ещё не изобретена, кстати ничто не мешает мне её 'изобрести'), гнутых из восьмидюймового двутавра, в двутавре можно сделать технологические отверстия через которые в трубах, можно будет пропустить все кабельные, и воздушные магистрали. Носовой отсек отводим под торпедные аппараты, пусть он будет четырёхтрубным, и четыре торпеды в боезапасе, итого две шестиметровые секции, уйдёт на носовой торпедные отсек, итого двенадцать метров, так и запишем, бормотал я над примитивной чертёжной доской.- Третий отсек. Аккумуляторная яма и уравнительная цистерна и баллоны со сжатым воздухом в трюме и четыре офицерские каюты в отсеке, это ещё шесть метров, итого восемнадцать. Четвёртый отсек, или центральный пост. В его трюме располагается главная балластная цистерна и уравнительная цистерна, и баллоны со сжатым воздухом, в отсеке находится управление всеми воздушными магистралями. Затопление и продувание балластных и уравнительных цистерн, а также колонна выдвижного перископа и рулевое управление лодкой в подводном положении. Тут же находится люк, выход в прочную рубку, где находится пост управления лодкой в надводном положении. Итого плюс ещё шесть метров, в итоге двадцать четыре метра, Пятый и шестой отсек , в трюме аккумуляторные батареи, уравнительные цистерны, кладовые для запасов продуктов, баллоны для сжатого воздуха. В отсеках камбуз и столовая, плюс ещё двенадцать метров, итого имеем тридцать шесть метров Восьмой отсек два электродвигателя постоянного тока в трюме открытого типа в отсеке мастерская по ремонту электрооборудования и места отдыха минёров. И в последнем, девятом отсеке расположим трёхтрубный торпедный аппарат, в трюме дейдвуды гребных валов и приводы рулевого управления. Итого, имеем сорок восемь метров прочного корпуса, добавим к этой цифре ещё шесть метров на носовую и кормовую обтекаемую оконечность и будем иметь в общей сложности общую длину лодки пятьдесят четыре метра. Теперь осталось посчитать общий вес конструкций, водоизмещение, мощность аккумуляторных батарей, и подобрать самый мощный из ныне существующих электродвигатель. Не забыть про водонепроницаемые переборки! Затем, надо представить себе КАК управлять системой затопления и осушения цистерн, написать наставление на каждый вентиль, обучить каждого матроса работать на своём посту, сделать сотню учебных погружений в доке, в бухте, и по истечении трёх - пяти лет, выйти наконец в море.   - Мдаа! А вы как думали господин Баскин? Вдруг, откуда ни возьмись, появилась чудесным образом подводная лодка, вам её тут же вручили под командование, и вы поплёвывая в потолок будете ждать господина Того в гости? Это как раз тот случай, когда без труда, не утопишь и Того у Порт-Артура. Придётся считать всё, учитывать каждый килограмм, каждый литр сжатого воздуха, каждый ампер-час заряда аккумулятора. Когда я представил себе, сколько предстоит сделать расчётов вручную, в столбик на отдельном клочке бумаги, я ужаснулся. Однако рассудил, всё это Колбасьевым было сделано, иначе бы в РИ он бы не построил свою лодку. Единственным счётным прибором в это время оказались обычные счёты, но ни я, ни Колбасьев, не владели техникой счёта на них, поэтому считать пришлось по-старинке. Обложился всевозможными справочниками, и как курочка, там зернышко, тут зернышко, там червячок, здесь червячок.   История с катастрофой в Гибралтаре долетела до Петербурга как я и предсказывал через неделю. Нашедший меня в аудитории Минной школы Макаров молча бросил мне на стол газету 'Ведомости' и строго посмотрел на меня.   - Всё оказалось правдой, вплоть до числа погибших, значит и 'Русалка' может утонуть тоже.   - Ну почему же? Стоит любым способом задержать выход корабля в день предполагаемой катастрофы, и начавшаяся буря не застанет его в открытом море. Мы же не станем проверять мои слова, жизнями ста пятидесяти членов экипажа 'Русалки'?   - И что нам теперь делать с вашим месмерическим даром лейтенант?    - Как что? Умеренно, не вызывая подозрений, пользоваться им. Коль я доверился вам Степан Осипович, я намерен спрятаться за вашей спиной и следуя в кильватере за вами, сделать карьеру. Время от времени помогая вам, делать вашу. Вы ведь тоже совершите несколько ошибок, за которые вас осудят потомки.   - Например?   - Вы настоите на вооружении флота пушками Канэ, в то время как пушки Армстронга лучше, именно ими Того расстреляет наши броненосцы.   - Какие ещё?   - Всё в своё время Степан Осипович. Сегодня, я сообщу вам некую историю, изменив ход событий в которой, мы можем изменить судьбу будущего императора.   - Шутить изволите?   - Нисколько. Через три года, скончается от болезни почек император Александр Третий. В тот же год, его наследник Николай, коронуется и женится на одной из дочерей английской принцессы, которые имеют наследственную болезнь Стюартов, а именно гемофилию, все дети мужского пола, рождённые ими, будут больны этой смертельной болезнью.   - Что это за болезнь?   - Не сворачиваемость крови. То есть, любая ранка будет кровоточить очень, очень долго, человек даже может истечь кровью.   - Но это же мина замедленного действия! Наследник не сможет управлять страной, и не будет иметь наследников, ибо никто из царствующих домов Европы не отдаст смертельно больному в жены своих дочерей!   - Именно Степан Осипович, теперь это и ваше знание, надеюсь, вы распорядитесь им с толком. И поспешите, ибо Наследника уже познакомили с графиней...   - Я немедленно еду в Петербург, добиваться аудиенции у личного врача Императора.   - Надеюсь, вы сохраните в тайне источник информации?   - Обещаю, что приложу к этому все возможные средства.   Случилось как в анекдоте про клячу на ипподроме,- Ну не шмагла я! Примерно так выглядел главный морской артиллерист, когда я встретил его в следующий раз. Три дня спустя, к дому в котором я снимал квартиру подошли четыре офицера гвардии Его Величества, один из них постучался ко мне в дверь, и когда я открыл её, попросил разрешения войти, после чего сообщил.   - Вас вызывает к себе Император, оденьтесь по случаю, мы выезжаем немедленно, посыльное судно под парами у причала, ждёт нас. Делали ли вы записи по интересующему Императора вопросу, если да, то извольте их взять с собой.    Ожидаемо,- подумал я,- будущего адмирала раскололи до самой жо..., что же, будем действовать по плану 'Б', как говорят наши злейшие друзья. Надо продумать линию поведения, можно наверное стать личным прорицателем и занять место Распутина в Истории? Ага! И кончить как он, в проруби? Нафик, нафиг! Лучше, тут вот помню Ваше Императорское Величество, а вот тут, совсем ничего.   - Никаких записей, кроме расчётов и чертежей подводного миноносца я не делал господа, даю вам слово офицера, впрочем, можете сделать обыск.   - Вы ошибаетесь лейтенант, гвардия не жандармы, вам оказывают честь, послав нас вам в сопровождение.   - Не осведомлён в таких тонкостях господа, мы моряки народ далёкий от двора и его интриг.   Быстро приведя себя в порядок, я одел парадный мундир. Господа! Лейтенанты в 1881году, носили треуголки! Двубортный сюртук и на парадном поясе сабля! Благо мне передалась вся мышечная память Колбасьева, я привычно все одел, надел и прицепил. Прищёлкнул каблуками и сообщил ждущим меня офицерам.   - Готов проследовать за вами господа, надеюсь, моё начальство поставлено в известность?   - Не сомневайтесь лейтенант.   - Тогда в путь.   И вот я в приёмной Императора, Рядом со мной сидит сконфуженный донельзя Макаров, мы едва кивнули друг другу при встрече, Степан Осипович ведёт себя беспокойно, постоянно встаёт со стула и пройдя несколько шагов возвращается на свое место и снова садится. Я напротив, веду себя спокойно, изредка перекладывая ногу на ногу. Парадную саблю и треуголку я сдал ещё в прихожей, куда был доставлен под эскортом офицеров. Наконец, по прошествии некоторого времени, которое я оценил в минут сорок, дверь в кабинет императора отворилась, и секретарь пригласил меня в кабинет.   -Едва перейдя порог, я приветствовал Императора,- Здравия желаю Ваше Императорское Величество!   Император, был не здоров и слегка поморщился, услышав моё громкое приветствие, тем не менее, он встал из-з стола и с интересом некоторое время разглядывал меня. Меня это нисколько не смутило, и я в свою очередь рассматривал его, не каждый день, знаете ли, видишь перед собой Императора.   - Мне донесли, что вы лейтенант предсказываете интересные вещи. Общаетесь с духами? Поклонник графа Калиостро? Отвечайте!   - Ваше Императорское Величество, вы будете вторым человеком, которому я рассказал свою историю, доказательством моих слов послужила предсказанная мною трагедия в Гибралтаре. Но я не предсказываю, а рассказываю о том, что видел. Мои слова можно проверить, и слава богу, что вы обратили внимание на мои слова о невесте Наследника. Это тайна английской короны, но тайна легко проверяемая, стоит только обратить внимание на состояние здоровья детей мужского пола от дочерей английских принцесс в Европе.   - Что вы говорили о гибели Самодержавия и Империи?   - Целая цепь трагедий и ошибок, приведёт к проигрышу в войне с Японией в 1904 году, гибели десятков тысяч офицеров, и нижних чинов, гибели двух флотов России. Воровство в армии достигнет катастрофических размеров, на деньги японской разведки будут вооружены рабочие дружины, которые поднимут восстание в Москве, Петербурге и других городах в России в 1905году. Ценз осёдлости лицами еврейской национальности не будет соблюдён, и они свободно расселятся по всем городам империи. Агитаторы, социалисты, бомбисты, и аферисты из этого народа, проникнут во все слои общества. Вы не поверите, но даже Великие князья будут аплодировать отречению от престола вашего Наследника.   - В каком году сие произойдёт?   - В феврале 1917 года, а через год, его и всю императорскую семью расстреляют в подвале дома какого-то купца в городе Екатеринбург.   - Вы предсказываете мою смерть!   - Повторюсь, я не предсказываю. После крушения поезда, вы перенапрягли мышцы спины, почки опустились, вы страдаете постоянными болями. К моему глубочайшему сожалению государь, вы скончаетесь 1 ноября 1894года. Вы вольны верить или не верить мне, мой долг был сообщить о надвигающемся бедствии.   - Что вы намеренны предпринять?   - Я?   - Да вы.    - Я, Ваше Императорское Величество, лейтенант Флота, в данный момент занят тем, что изобретаю убийцу броненосцев, подводный миноносец. Я хочу с его помощью утопить весь флот Японии в будущей войне. Если в ближайшие год, два, мне не удастся его построить в России, я подам в отставку и уеду в Североамериканские Соединённые Штаты, и там построю свой корабль, в любом случае, к войне я буду готов. Такой я дал себе зарок, Ваше Императорское Величество, всё остальное для России я уже сделал. О болезни принцессы, казнокрадстве, евреях и войне, вы государь, мною осведомлены, у вас всё же больше возможностей, чем у меня.   - Что это за чудо миноносец, который в одиночку может утопить целый флот?   - Не в одиночку государь, а отрядом в десять штук, вы ведь знаете, что стая волков без труда режет стадо в сотню голов.   - Но только что, вы заявляли, что в одиночку утопите весь флот Японии.   - Можно и в одиночку, Ваше Императорское Величество, только времени это займёт больше. Подводный миноносец не может пока преследовать неприятельскую эскадру, на сегодня, нет подходящего двигателя, его дальность действия на сегодня всего 70-80 миль. Его задача лежать в засаде, и неожиданным для неприятельского корабля способом, поразить его из-под воды. Мне известны даты, когда неприятельский флот предпримет бомбардировку Владивостока, я знаю в какой бухте, он сосредоточит свои корабли для обстрела. Уж флагманский корабль от меня не уйдёт, по возможности я утоплю следующий по рангу японский корабль. Я знаю, что через 13 лет, появятся подходящие моторы, более того, я сам приложу все свои силы и старание , чтобы они появились раньше. За отпущенное нам до войны время нужно обучить экипажи, построить миноносцы можно быстро, за год, два, миноносец задуман таким образом, что отсек с двигателями можно легко вставить в корпус..   - Что вам нужно для постройки корабля?   - Как говорил император Наполеон,- для войны нужны деньги, деньги и ещё раз деньги.   - Надеюсь корабль не золотой?   - Нет, Ваше Императорское Величество, его цена не превысит стоимость обычного миноносца, построенного на том же Невском заводе. Мой подводный миноносец размером корпуса, сопоставим с надводным миноносцем. Кстати, сейчас закладывают на Невском заводе миноносец проекта ' Кулик', я знаю точно, что он погибнет в первом же бою с японцами, отдайте мне эти ресурсы, и я построю Флоту корабль, которого нет, и ещё не скоро появится, ни на одном флоте мира? Даю вам слово дворянина и офицера, корабль вас не разочарует.   - Что вы ещё видели, в своём как вы говорите беспамятстве?   - Может, что и видел ваше императорское Величество, но не запомнил, А запомнил только то что ужаснуло меня более всего.    - Немного подумав, император произнёс.- Вы свободны лейтенант, вас доставят обратно в Кронштадт, я подумаю и решу, как лучше употребить вас на благо отечества. Император вышел из кабинета в одну дверь, я вышел в другую. Макаров всё еще сидел в приёмной, я ободряюще ему улыбнулся и вышел в прихожую, где мне вернули пояс с саблей и треуголку и вскоре я сидел в каюте пакетбота, который шел курсом на крепость Кронштадт.    Наутро следующего дня, я был звездой Кронштадта! Ёщё бы, никому не известный лейтенант, удостоился личной аудиенции Императора. Причиной, конечно, назвали мой недавний доклад о подводных лодках. Я естественно отмалчивался, ничего не отрицая и ни с чем не соглашаясь.   - Господа увольте меня от объяснений, это не моя тайна. Эти слова наоборот породили кучу новых сплетен и слухов. Я же продолжал служить, то есть, под моим руководством команда минных унтер-офицеров и матросов слушателей минных классов (электриков) телефонизировала очередной эскадренный броненосец Балтийского флота. После обеда я давал часовую лекцию водолазам, а остальное время до вечера, чертил, считал, писал. Я решил в первую очередь получить патент на изобретение выдвижного перископа, аккумуляторной батареи для подлодок, выдвижного РДП (привет шноркелю), носовых и кормовых рулей глубины, способа подводного минирования, и собственно якорную мину. По-хорошему там можно было всё патентовать, но для этого нужно было время. А его-то мне как раз и не хватало.    Через три месяца, ко мне подошёл скромно одетый человек, представился поверенным в делах одного из банков в Петербурге и сообщил, что на моё имя в банке открыт счёт, на который от неизвестного доброжелателя положена сумма в пятьдесят тысяч золотых рублей.   - Извольте получить чековую книжку, распишитесь в этом журнале, и в этом пожалуйста. Благодарю вас от имени банка за то, что являетесь нашим клиентом.   В тоже приблизительно время, начали ходить слухи в обществе о расстройстве помолвки цесаревича Николая с дочерью английской принцессы. Потом вдруг, исчезли из крепости все парикмахеры, портные и сапожники, почему-то сразу вспомнили, что они все были иудеями, а в 'Ведомостях' напомнили полицмейстерам и губернаторам про 'ценз оседлости Екатерины', который, до сих пор, никто не отменял. Иудеям настоятельно советовали переехать в Сибирь и осесть на землю. Ещё через месяц, последовал вызов в Адмиралтейство, где с меня спросили чертежи на проектируемый мною подводный миноносец. На что я ответил, что так как подводный миноносец является набором моих изобретений, которые я патентую,- ибо знаете ли добываю свой хлеб в поте лица, то те чертежи которые готовы, пока секретны, ответил я.   - И когда вы получите патенты?   - Самое меньшее через полгода. Десятки инноваций, нельзя допустить, что бы их скопировали и запатентовали за рубежом.   - Чем мы можем помочь вам?   - Конструкцию корпуса, я уже запатентовал, он состоит из девяти секций, можно начать их строить. Заполнять их механизмами, можно будет по мере их поступления.   - Отлично. Вам выделяется стапель в крепости Кронштадт, инженер Кутейников, и его мастера, кроме того вам отдаётся весь тоннаж корабельной стали и механизмы которые были запланированы для строительства миноносца проекта 'Кулик'. Объявляю вам, что строительство подводного миноносца, взято под контроль лично императором. На время строительства корабля вы отстраняетесь от всех других занятий с сохранением вашего нынешнего содержания.   - Наконец-то! Мысленно возопил я! Аллилуйя! В тот же вечер я отыскал в крепости инженера Николая Николаевича Кутейникова, мы были знакомы, встречались на разного рода вечеринках. докладах, у общих начальников.   - Всё же вы добились своего, Кутейников был очень удивлён моим кратким рассказом о предстоящем строительстве лодки и материалах отпускаемых казной на это строительство,- и как вам это удалось? Все же знают, что у вас в Адмиралтействе никого нет, ни знакомых, ни родственников.   - Если помните, то на моём докладе присутствовал, капитан первого ранга Макаров Степан Осипович.   - Ну и каким боком главный артиллерист флота относится к вашему проекту.   - Он взял его на предмет обсудить со знакомыми командирами броненосцев, возможно, там нашлась светлая голова, которая и порекомендовала мой проект государю.   - Но ведь вам как я понял, отдали металл, запланированный на строительство миноносца, это уровень решений генерал - адмирала, или всё-же императора,- Кутейников попытался проникнуть в тайну, которой не существовало, - ну да бог с ними, с генералами и адмиралами, с чего начнём.   - Весь миноносец, является новым словом в строительстве подводных лодок,- ответил я,- там патент на патенте сидит, и патентом погоняет. Открою вам секрет, что бы вы не мучились подозрениями насчёт меня и моего проекта, помните историю с моей аудиенцией у Императора?   - Ну кто же её не помнит, эту гору слухов и сплетен.   - Так вот, там и решилось моё дело с кораблём. Император поверил мне, я дал ему слово Чести.   - Вот оно как. Ну а в общих чертах, что можете мне прямо сейчас сообщить о конструкции корпуса.    - Вот принципиальная схема корпуса. Подробные чертежи секций вы получите завтра, однако предупреждаю вас, что хранить вы их будете в сейфе. Сильно демонстрировать секретность нашей лодки мы не будем, ибо известно, что если хочешь что-то спрятать, положи его на открытое место. Для всех, мы строим обыкновенный миноносец, а то, что он имеет немного другой корпус, так это господа инженера мудрят.   - Что же, тогда до завтра. Встретимся в 7-00 на стапеле, там у меня конторка, познакомлю вас с мастерами, несмотря на новизну проекта, думаю мы справимся с постройкой миноносца.   Отрадно слышать. До завтра.   На следующее утро мы встретились на стапеле, там уже ждали нас мастера, их подмастерья и с десяток чернорабочих, из тех, кто придержит, оттащит, унесёт или принесёт, всего я насчитал человек тридцать. Кутейников представил меня как автора проекта нового миноносца, и сообщил, что я де, собираюсь постоянно находиться на стапеле до окончания строительства, и поэтому нам будет легко разрешать возникшие недоработки проекта. - Вопросы к господину лейтенанту есть?   - А как обзываться будет миноноска?   - Щука, - ответил я, и повесил на стенд чертежи третьего, четвёртого и пятого отсеков.- Строить миноносец будем из середины, секциями-отсеками, и собирать в одно целое через фланцы на болтах. Вот Николай Николаевич спецификация на металл, профиль, трубы, запорную арматуру. Если подобное есть на складе, используйте его, если нет, завезите и начнём помолясь...   Я знал, что строительство корабля дело муторное, но не думал что до такой степени, сколько испорчено нервов и сколько денег ушло на подмазку мелких, но жадных до денег чиновников, невозможно описать. у меня создалось впечатление, что эти мерзавцы считают, что я строю себе личную яхту, а не боевой корабль флоту. Дошло до курьёза, по старому проекту миноносцу полагались паровые котлы и паровая машина, мне она была не нужна, но если есть бумага, что надо передать всё, будьте любезны получите. После четырёх недель раскачки, на стапеле, наконец дружно застучали молотобойцы, приклёпывая гнутые на Балтийском заводе листы двухдюймовой брони к внутренней стороне шпангоутов. Три недели, и прочный корпус самого сложного отсека номер четыре, в черновом варианте готов, ещё четыре недели, и ещё две секции готовы. выглядели они конечно стрёмно, что говорить. На первый взгляд просто огромные бочки или трубы, сейчас отдельная бригада через заранее рассверленные отверстия монтировала воздушные и электрические сети, тут же рядом клепали главную балластную цистерну, и резали металл на уравнительные. Грудой лежали толстостенные цилиндры баллонов для сжатого воздуха, в общем и целом, процесс строительства меня больше не напрягал, я пропадал всё это время за чертёжной доской. Правда, целую неделю потерял на свадьбу. Пришло долгожданное разрешение на брак, и мы немедленно им воспользовались. Широта русской души всем известна, и жажда тщеславия тоже. Егор Ефимович продемонстрировал лейтенанта флота, всей своей родне. Естественно обнимание, целование с каждым родственником, рюмка за знакомство, за здравие, за папеньку, за маменьку... В конце концов, рассвирепев, я мысленно обложил всех большим Петровским загибом, прихватил молодую жену, пару сундуков её платьев и белья и убыл в Крепость. Пришлось сменить квартиру, прежняя была в доме для холостых офицеров( такова была причуда его хозяйки)и нам в вежливой форме намекнули это обстоятельство. Слава богу, в это время освободилась казённая квартира переведённого на Черноморский флот интенданта. Вот её мне и предложили. Осмотрев квартиру, мы нашли её удобной, но требовавшей ремонта. За небольшие деньги я нанял мастеров, которые перестелили полы, побелили стены, и привели в порядок окна и двери. Мебель как нам и обещал, купил тесть. Посудой, портьерами, скатертями и прочей мелочёвкой необходимой в повседневной жизни молодой семьи обеспечила тёща.   И началась семейная жизнь! Днём я пропадал на верфи, вечером чертил или писал пояснительную часть к изобретённому 'мною' узлу или механизму. Уже были получено несколько патентов, и я предложил выкупить права на них Адмиралтейству, но там почему-то волокитили принятие решения. Тогда я решил, что после испытаний лодки поставлю вопрос ребром, или они выкупают комплект документов и чертежей, или я продаю их на сторону. А Наташа заскучала, окончив курсы и распрощавшись с подругами, она окунулась в повседневную жизнь, где женщине отводилась роль сексуальной партнёрши и домохозяйки. Меня это не то чтобы не устраивало, но видеть, как чахнет хорошо образованная молодая женщина, я не мог. Как-то одним вечером, я отодвинулся от чертёжной доски и обратился к жене с вопросом.   - Я вижу Солнышко, что ты скучаешь. Расскажи мне, чем ты увлекалась на курсах? Какой предмет тебе больше все нравился? Может я смогу чем-то тебе помочь?   - Я Женечка, с детства мечтала стать учителем, поэтому и пошла, учиться на курсы.   - Так в чём дело? Свидетельство об окончании курсов у тебя есть, есть, в крепости школа есть, есть. Даже не одна, и я точно знаю, что учителей не хватает, завтра же идём узнавать насчёт места. Как тебе моя идея?   - Боязно, Женечка.   - А с чего тебе боязно? Мы ничем не рискуем, ну разве что тебе откажут в месте. Ну так попытка не пытка, надо пробовать.   Назавтра я записался на приём к начальнику Минной школы, который, о удача, принял меня тут же, и мы решили проблему трудоустройства моей супруги. Место учителя словесности было как раз вакантно.   -Исключив, таким образом, напряженность в семье, я вновь окунулся в процесс строительства лодки. Что вы знаете о аккумуляторной батарее для подводной лодки? Емкость, высотой в полтора метра, шириной в метр и длиной в два метра. Вес одной такой 'батарейки' около трёх тонн, и их по проекту на 'Щуке' стояло сорок штук. Самый мощный электромотор в то время имел мощность двадцать пять киловатт, поэтому я решился на создание собственного мотора мощностью в сто киловатт. Благо конструкция мотора не была сложна, сложно было подобрать лак чтобы заизолировать саму медную проволоку, но и это, слава Богу удалось. Попутно я запатентовал граффито-медные щётки, которые почти не искрили в коллекторе. Вес такого двигателя получился под тонну, и их на лодке было два. Торпедный отсек мы совместно с Кутейниковым изменили. оставили в прочном корпусе только казённые части аппаратов, остальное спрятали в носовом обтекателе лёгкого корпуса. Так или иначе, через одиннадцать месяцев со дня 'первой заклёпки', миноносец стоял на стапеле, поражая всех необычными формами. Кроме единственного 2.5 дюймового орудия системы Барановского, перед рубкой миноносца, другого вооружения было не видно.   - Тот, кто не знал о шести 18 дюймовых торпедных аппаратах, спрятанных в корпусе корабля, бухтел,   - И чего ета миноноска, с етим пугачом броненосцу сделает? Защекочет до смерти? Но все замолчали, когда на спуск миноносца на воду, приехал Император.   - Ну показывайте вашу Щуку, лейтенант. Император обошёл вокруг миноносца, и углядев горизонтальные рули спросил,- а что плавники ей тоже необходимы?   - Да, ваше Императорское Величество, с помощью этих рулей миноносец на ходу быстро меняет глубину движения.   - Что с вооружением.   - Всё по проекту, четыре минных аппарата в носу и два в корме, кроме того, пушка Барановского на палубе.    - Пушка то зачем?   - Топить вспомогательные суда, государь, Мины нужно тратить только на боевые корабли супостата.   - Ну пойдём, посмотрим на твоего убийцу броненосцев, изнутри. И император по наклонному трапу поднялся в рубку, затем довольно ловко спустился в центральный пост.- Однако довольно просторно, что это? Император указал на цилиндр перископа.   - Позвольте, я обошёл императора и рывком поднял вверх, на уровень глаз прибор,- это бинокль и прицел в одном корпусе, возьмитесь за ручки и вглядитесь в окуляры, можно повернуться на 360 градусов, то есть оглядеться и прицелиться либо носовыми, либо кормовыми минными аппаратами. Император так и сделал, после чего посмотрел и спросил,   - Чем ещё удивишь?   Пройдёмте в носовой отсек государь, Это каюты офицеров и капитана миноносца, а вот это первый отсек, -объяснял я назначение приборов и помещений,- извольте видеть, четыре 18 дюймовых минных аппарата, я усовершенствовал мину Уайтхеда и теперь она может поразить цель на полутора милях.   - Что с дальностью хода и скоростью миноносца?   - Покажут испытания государь, но я сконструировал и построил, два электрических двигателя коим нет аналогов в мире, скорость должна быть выше проектной. Под ногами в трюме у нас аккумуляторные батареи, все вместе они весят около 140 тонн. Пройдёмте дальше, в моторный отсек. - перед вами столовая, она же служит местом отдыха для команды, это камбуз, электропечи для подогрева пищи, а вот и электрические двигатели, вес одного около тонны. Мощность каждого, 100 киловатт или 136 лошадиных сил. Далее по ходу кормовой минный отсек.   - Там два минных аппарата?   - Да государь.   Хочу видеть.   - Прошу.   - Так ты говоришь, что стая волков рвёт стадо овец, - после всего увиденного, спросил меня Император.   -Я утверждаю это, Ваше Императорское Величество. Четыре торпеды в борт не выдержит ни один броненосец в мире. Стрельба минами, очень похожа на утиную охоту, здесь тоже, берёшь упреждение, и с расстояния в пять шесть кабельтовых стреляешь залпом с двух стволов, в данном случае из четырёх, броненосец сам наплывет на мины. Я надеюсь, ваше Императорское Величество, что я смогу вам эту охоту продемонстрировать.   - Сколько вам нужно времени, чтобы обучить экипаж?   - Не менее восьми месяцев.   - Я приеду на боевые стрельбы, есть ко мне какие ни-будь вопросы?   - Ваше Императорское Величество, проект миноносца сплошь состоит из патентных новинок, зарегистрированных на моё имя, я раскрыл их тайну, ради постройки корабля. Но им есть коммерческая цена, не хочет ли государство Российское выкупить их у меня?   - И какова их цена?   - Миллион рублей золотом, Государь. Если я продам патенты на стороне, то могу получить и все пять миллионов.   - Согласен. Тогда тот же поверенный, найдёт вас на днях. Достигнутым результатом доволен, Как назовёшь корабль?   - С вашего позволения 'Пётр Кошка'.   - Это что, в честь того героического матроса?   - Да ваше Императорское Величество, корабль маленький, использовать в названии имя офицера флота я не рискнул.   - А найдём ли мы десять знаменитых матросов?   - Я не настаиваю, ваше императорское Величество? Как прикажете, так и назовём.   - Убедил, быть по сему! Крёстная кораблю есть?   - Моя супруга.   - Спускай корабль на воду, хочу увидеть это действо, а кораблик получился у тебя красивым, если он ещё и возможности свои подтвердит, то Отечество тебя не забудет. Еще вопросы ко мне есть?   - Нужны ли Российскому Флоту подводные крейсеры?   - Об этом будешь говорить с моим наследником, я в курсе своей даты смерти. Ему я оставлю соответствующие на твой счёт распоряжения.    Мы спустились с корабля, на нём осталась только несколько мастеровых, дабы бросить якорь после спуска на воду, и быстро осмотреться по отсекам на предмет течи. Хотя корабль был на днях испытан избыточным давлением в десять атмосфер, которые продержались сутки при задраенном люке, рисковать утоплением миноносца на глазах Императора, не хотелось. Наталья принарядилась для этого случая, кроме того, здесь присутствовал весь офицерский корпус крепости, народу было так много, что и при спуске иного броненосца не бывало. Наконец бутылка лопнула на обшивке миноносца, спало покрывало с таблички с названием, и все прочитали название корабля. Оркестр, заиграл 'Боже царя Храни', выбили клинья, и подпорки, миноносец легко скользнул в залив. Отдали якорь, загрохотала цепь, и вот миноносец закачался почти по ватерлинию в воде, но это то понятно, не залиты кислотой аккумуляторные батареи, не загружен боезапас, однако то, что миноносец сидел в воде непривычно низко, знающих людей не удивляло, а незнающим и не надо было знать.    Экипаж я решил набирать из унтер-офицеров, и плевать, что на руле, можно было обойтись и матросом. я хотел сразу закрепить за подводниками такую привилегию. Тот, кто топит дорогостоящий корабль противника, должен и иметь соответствующий статус и оклад. Тут же в минной школе кликнул добровольцев в экипаж, и хотя мне пока было достаточно и двадцати человек, я набрал сорок, кого соблазнил романтикой подводной охоты, кого неуязвимостью подводного миноносца, а кого и высоким окладом. Вторым человеком после командира, был старший помощник, третьим штурман. Эти офицерские должности были пока вакантны, но я подал прошение в Адмиралтейство, там обещали помочь, и я приступил к тренировкам и заводским испытаниям. Во первых, лодку завели в пустующий док и пришвартовали к стенке. Во вторых, залили в аккумуляторы, раствор серной кислоты, и подключились к крепостной электростанции для их зарядки, в третьих, распределили народ по специальностям, благо в Школе учили и торпедистов и электриков и рулевых сигнальщиков и кочегаров, из которых я решил выучить трюмных специалистов.   Посетил корабль и Степан Осипович Макаров,   - Так вот он каков, убийца броненосцев. Красивый кораблик, вы позволите взойти на борт?   - Корабль ещё не принят Флотом, так что поднимайтесь Степан Осипович.   - Однако ни в какое сравнение с лодкой Джевецкого я его не могу поставить, ваш миноносец намного лучше. внутри просторнее, чище, светлее и дышать легче. Отчего это?   - Конструкция такова, Степан Осипович,- увильнул я от долгих объяснений.   - Когда мы увидим его на ходу?   - Ещё не скоро. Экипаж не обучен, некомплектен, вот даже артиллеристов не могу найти.   - Этого добра, у меня навалом, - сообщил главный артиллерист флота.   - Так мне не абы кого надо, мне лучшие наводчики нужны, на унтер-офицерские должности.    - У тебя что, и заряжающий унтер?   - Мне нужно, что бы с пяти или десяти выстрелов, артиллеристы топили транспортный корабль, а кто из них наводчик, или заряжающий, а тем более подносчик снарядов, мне без разницы. Унтер подносчик будет облизывать каждый снаряд в погребе, они у него будут блестеть, как у кота... простите яйца. Каждый при попадании взорвётся и нанесёт ущерб. Унтер заряжающий зарядит орудие вдвое быстрее любого матроса, и при необходимости заменит наводчика, а вот унтер наводчик, должен будет на глаз определить дистанцию и упреждение. Все вместе они будут следить за орудием как за своим ребёнком. Мы не броненосец, стрелять будем с десяти кабельтовых. Кстати мой вам добрый совет, Степан Осипович, избавьтесь вы от боевых марсов и мелкокалиберной артиллерии на броненосцах. Самый маленький калибр на броненосце должен быть 4-6 дюймов. Это не только, облегчит корабль, но и улучшит остойчивость. И второй совет, пушки на броненосце должны стоять только на палубе и в башнях. Все эти пушки в бортовых спонсонах, от лукавого, при попадании снаряда в их погреба, взрыв разрывает борт.   - Это ваше видения из будущего?   - Да. При пробитии бортов и затоплении казематов, трудно бороться с поступающей в корпус корабля водой.   - Ладно, я учту ваши советы, а хороших артиллеристов, я вам найду. Сколько вам их нужно?    - Пока два расчёта на пушку Барановского. А дальше видно будет. Император говорил о постройке десяти миноносцев по итогам испытаний.   Через три дня, прибыли шесть молодых лейтенантов. Я просмотрел документы, и распределил их по должностям. Два лучших в выпуске стали командирами миноносца, два старшими помощниками, двое оставшиеся были штурманами.   - Господа офицеры, вместе с остальными унтер-офицерами, вы составляете две команды на один новый миноносец, проекта 'Щука'. Я создатель проекта, и ваш командир. Вместе будем учиться пользоваться кораблём, ибо такого корабля пока ещё никто не создавал, и в других флотах мира нет. Срок до Императорского смотра, восемь месяцев. Если понадобится, то учиться будем день и ночь. Как говорил генералиссимус Суворов,- тяжело в учении, легко в бою! Вопросы?   - Кто нас будет учить, если корабль абсолютно нового проекта.   - Я. Мною написаны наставления, которые изучите вы, и по которым впоследствии вы сдадите мне экзамен. Затем того же, вы будете требовать от своих подчинённых. Или вы думали, что двойной оклад вам дали за красивые глаза?    И началась учёба пополам с испытаниями. Для начала, полностью зарядив аккумуляторы, дали поработать винто-моторной группе, не допустив конечно полной разрядки аккумуляторных батарей. Сутки! Экономическим ходом, лодка могла целые сутки идти в надводном положении, бросив лаг в кильватерную струю, подсчитали примерную скорость, 11 узлов, значит подводная скорость, должна быть 6-8 узлов. А это значит, что под водой можно будет уйти за пару часов миль на восемнадцать от места атаки, эх, как мне не хватает дизеля в лодке. Вспоминается мне, что где-то в это время некто Тринклер, создаёт свой двигатель. А может мне подкинуть идею дизель-мотора, своему другу и партнёру инженеру Кутейникову? А надо попробовать! Тем более, что пока корабль не сдан флоту инженер Кутейников вместе со мной испытывает системы экстренного погружения, всплытия, уравнивания. Кое-где потекли сальники, появилась течь в дейдвудной трубе, все эти неисправности устраняли вместе с командой. Дабы трюмные, знали чего ожидать от корабля. Конечно у стенки дока не нырнёшь на двадцать - тридцать метров, но и того что лодка могла погрузиться по рубку, хватало для получения впечатления. До автоматизма отрабатывались навыки и команды, и наконец я решил, что экипажи готовы испытать лодку на ходу, поэтому буксир вывел лодку из дока в бухту, и там, при всём честном народе, лодка погрузилась и через полчаса всплыла, прошла своим ходом в надводном положении, пару миль, развернулась, погрузилась, прошла под перископом и всплыла. Самостоятельно подошла к своему месту у стенки и причалила. То же задание получил и второй экипаж, до этого наблюдавший за ходовым испытанием с берега. Как капитан-наставник, я присутствовал и при втором испытании. Всё прошло штатно. А что вы хотели? Унтера это не 18 летние пацаны, у которых в голове ветер гуляет, а в заднице ещё мамины пирожки торчат, это зрелые тридцати летние мужики, у большинства из них есть семьи и дети.   - Так вот, мон шер Николя, всё хорошо у моего миноносца, но не хватает одной малости.   - Чего же, мин херц Евгений?   - Зарядной станции на борту миноносца. А ещё лучше, двигателя, с помощью которого, он мог бы выйти в зону боевых действий, чтобы электрические двигатели остались только для атаки и ухода из зоны атаки.   - Слыхал я про такие двигатели, но они очень маломощные.   - Я предлагаю тебе Николя подумать над этим вопросом, я тоже читал про них, и вот какая мысль пришла мне в голову, давай ка в один из вечеров, устроим мозговой штурм на эту тему.   - Мозговой шторм? Это что, будем стучаться лбами?   - Примерно так оно и есть, на самом деле, мы предлагаем друг другу идею и вместе её обсуждаем. Ищем рациональное зерно, записываем и продолжаем обсуждение.   - Так может, пригласим и других офицеров минной школы?   - Хочешь сказать, что можно устроить диспут?   - А почему бы и нет.   - Тогда тема диспута должна быть такой, 'Нефть как новый вид топлива, для кораблей'. По ходу дискуссии плавно подведём их к двигателю внутреннего сгорания, закончил я наш разговор.   Через три дня, в аудитории Минной школы собрались десятка два офицеров преподавателей курсов и несколько унтер-офицеров слушателей Школы.   - Мне господа, на миноносец, крайне необходима зарядная станция. Отсутствие главного двигателя способного двигать миноносец в надводном или полуподводном положении, существенно занижает боевые возможности корабля.   - Вы же сами отказались от кочегарки и паровых машин.   - Да отказался, ибо считаю паровые машины анахронизмом, сиречь древностью. Сжигание угля в топках, это бездарное использование ценного ресурса.   - А что вы можете предложить взамен?   - Нефть, господа.   - Но, по мнению господина Менделеева, сжигать нефть в топках, это тоже самое, что топить эту топку ассигнациями!    - Кто может спорить с Менделеевым? Никто! Но ведь можно извлечь из нефти самую дешёвую горючую составляющую, и сжигать её,- бросил я кость толпе инженеров, вы знаете сегодняшний способ бункеровки? А теперь представьте себе, как это будет происходить, если топливом будет нефть или её составляющая жидкость? По шлангам и на ходу! Без пыли и грязи, за пару часов, у Минной школы есть собственная копия кочегарки, где учат кочегаров, что стоит установить рядом нефтяную цистерну, и подавать нефть в топку через форсунки, регулируя пламя факела в топке, простым вентилем или кнопкой электрического насоса? Надо форсировать ход? Открываем вентиль. Идём экономическим ходом, прикрыли вентиль. Никакой суеты с лопатами, никакого демаскирующего столба дыма. Думайте господа, думайте.   - Вы что, просто так дарите идею, это ведь патент на изобретение?   - Ну надеюсь, что разработавший конструкцию топливной аппаратуры инженер, не забудет указать меня в соавторах.   - А что общего между этой идеей и зарядной станцией для вашего миноносца?   - Видите ли господа, для зарядной станции нужен двигатель внутреннего сгорания который будет крутить вал генератора. Может, кто то из вас знает про новомодные моторы больше меня и будет готов спроектировать и построить такой же? А теперь на минуточку представим себе этот же мотор, но в сто раз больше. Мощностью в пятьсот лошадиных сил. Такой мотор можно поставить на мой миноносец и поднять его дальность плавания до пары, тройки тысяч миль. А это согласитесь, уже совершенно другие возможности.   - То есть, вы спроектировали и построили корабль, заранее зная его ущербность? Как вам удалось провернуть такое дело?   - Элементарно, господин Сомнение, я взял в соавторы Императора, вы позволяете себе сомневаться в здравомыслии Императора? Назовите мне вашу фамилию, что бы я смог вызвать вас на дуэль.   - Я ни в чём подобном не сомневаюсь, и при всех, прошу у вас прощения, просто я впервые вижу проект корабля, который рассчитан на кардинальную модернизацию машинного отделения. Обычно бывает наоборот.   - Если вы заметили господа, миноносец состоит из секций, и да, я предусмотрел вариант вставки ещё одной секции в корпус, но сейчас речь идёт не о моём корабле, он уже построен, мало того, я раскрою вам секрет, будет построена серия таких миноносцев. Речь идёт о главном двигателе для такого корабля, я хотел от вас услышать, что вы можете предложить? Думайте господа, неужели в заграницах инженеры умнее наших? Я открыт для предложений двадцать четыре часа в сутки. Всем желающим загрузить мозг работой я предлагаю техническое задание на двигатель. Тип топлива, бензин, газолин, керосин. Мощность от двадцати до пятисот лошадиных сил и выше, охлаждение водяное. Габариты должны вписаться в стандартный отсек миноносца, 6 метров на 4.5 метра, но двигателей на корабле должно стоять два. И последнее, работоспособная модель двигателя и проект будет рассмотрен комиссией, а по результатам её решения автору будет выплачена мною премия. За лучший проект 1000 рублей, за проект занявший второе место 500 рублей, за третье место 250 рублей.   - Ого, да вы видно богаты как Крез.   - Не без того, Адмиралтейство выкупило у меня патенты на узлы и механизмы, а также все чертежи миноносца серии 'Щука'.   - И сколько вы получили?   - На этот нескромный вопрос, я отвечу также нескромно, достаточно, чтобы заплатить автору интересующего меня двигателя премию. Изобретательство очень прибыльное дело господа. Честь имею.   После доклада и дискуссии мы с Кутейниковым остались вдвоём в аудитории.   - Что скажете месье Кутейников, кто ни будь приступит к проектированию?   -Я видел пару унтеров заинтересовавшихся размером премии герр Колбасьефф. Кстати, что вы говорили о посетившей вас идее?   - Ага-а, месье хочет получить премию!   - А почему бы и нет?   - Тогда запомните пару истин Николя, ход поршня должен быть равен его диаметру, мощность есть произведение крутящего момента на угловую скорость . Крутящий момент - произведение силы давления газов на радиус кривошипа. Сила давления зависит от площади поршня и давления газов. Площадь поршня с удвоенным радиусом кривошипа дают объём цилиндра. Давление газов зависит от количества топлива в цилиндре и качества его сгорания.   - Вы сможете всё это повторить ещё раз? Я просто не успел записать ваши откровения, и когда это вы гер Колбасьефф успели произвести исследования в области строительства моторов? Вы просто фонтанируете идеями, и их решением.   - А вы слышали такое изречение мусью Николя,- Во многих знаниях - многие печали? Просто считайте, что перед вами стоит простой русский гений.   - А чем тебе не нравится двигатель Костовича,- перешёл на другую тему Кутейников.   - Эта сороконожка? Почему не нравится, есть в нём несколько приличных идей, хотя бы тот же оппозитный ход поршней. Вот если бы кто-то собрал эти цилиндры в один блок, да использовал тот факт, что топливная смесь при сжатии взрывается сама, без привнесённой искры, и тогда не нужно магнето и свечи для воспламенения этой смеси, тогда да, такой двигатель бы я принял бы, как основной двигатель миноносца. Но ты прав, как двигатель для зарядной станции на миноносец, он бы подошёл. Надо бы мне встретится с этим Костовичем.   - Нет ничего проще, он живёт и работает недалеко отсюда в Охте. Интересный человек и инженер, изобрёл конструкцию геликоптера, аэроплана и вот теперь строит дирижабль. Можем съездить, я знаком с ним.   - Ты пока обдумай то задание, которое я тебе дал, а я обдумаю свой будущий разговор с Костовичем.   - Неделю спустя Кутейников принёс первый чертеж двигателя.   - Тепло! Сказал я, рассматривая принципиальную схему и слушая объяснение, Угощайся Николя, и налил страдальцу чашку горячего чая. Даю вам Николя вторую попытку. Нарисуйте себе схему движения поршня и кривошипно- шатунного механизма, и вам станет всё предельно ясно.   - Почему-то мне кажется, что вы знаете, как построить нужный вам двигатель.   - Знаю Николя. Но я хочу, чтобы вы самостоятельно решили эту задачу. Вы талантливый инженер, она вам по плечу.    Николай Николаевич Кутейников, решил эту задачу через десять дней. Проштудировав всю литературу изучив все модели существующих двигателей, он самостоятельно пришел к четырёхтактному ходу поршня, впрыску топлива через форсунки и клапанной системе подачи воздушной смеси и удалению сгоревших газов.   - Тысяча рублей заслуженно твоя Николя. Могу подсказать пару незначительных деталей. Просто для ускорения дела и сборки и обслуживания механизмов, мотор делим на три части, железный поддон картера, чугунный блок цилиндров и головка блока цилиндров, в которой можно скомпоновать клапанную системы, блок чугунный, а сами цилиндры стальные, есть ещё куча мелочей, если не возражаешь, я просвещу тебя насчёт них попозже. Попробуй сделать двух и четырёх цилиндровую модель двигателя. Когда ты предъявишь их публике, то вопрос честности состязания отпадут сами собой.   - Итак, я посадил зерно,- подумал я,- а вот вырастет ли из него злак, вопрос конечно интересный, но я буду его лелеять, поливать подсказками, разгонять тучи сомнений, в общем, сделаю всё, что от меня зависит, чтобы получить главный двигатель на подлодку намного раньше, чем в он появился в прошлой жизни. На миноносец привезли, наконец, учебные торпеды в количестве десяти штук, команды отработали до автоматизма загрузку и разгрузку оных, и только потом приступили к стрельбам. Собственно обучение сводилось к расчётам углов упреждения. Диапазон скоростей надводного флота невелик, от экономического хода в 11-14 узлов, до форсированного в 18 узлов, осталось поточнее определить расстояние от лодки до корабля и вуаля. Вроде бы задача для пятиклассника, из пункта 'А' в пункт 'В'. И тем не менее мазали, даже заякоренную в пяти кабельтовых, баржу-мишень! Мы подходили к барже с разных углов и стреляли с хода, с остановки, одиночными и залпами. Лодку при выстреле выбрасывало на поверхность, трюмные машинисты, не успевали отреагировать балластными цистернами. Но все знают что повторение, мать учения! И через сто или двести учебных атак, что-то стало получаться.    Наконец настал тот день, когда я почувствовал, что готов показать 'товар лицом'. Сходил на почту, и дал телеграмму 'поверенному в делах'. Через неделю, в Финский залив вышел небольшой отряд кораблей. Броненосец, пара крейсеров, и буксир, тащивший за собой корпус старого парохода-фрегата. Днём ранее, в сопровождении буксира, в залив ушла 'Щука'. Точка рандеву нам была известна, время атаки на цель оговорена, осталось продемонстрировать наши возможности.    Финский залив. Невская губа, в простонародье Маркизова лужа. Борт Флагмана Балтийского флота. В заливе небольшая волна, Склянки пробили 11 часов, на мостике Император, наследник Николай, морской министр и адмиралы флота. Буксир на длиннющем тросу потащил потенциальную жертву торпедной атаки вдоль строя кораблей. До мишени было около десяти кабельтовых.   - Кто-то наблюдает миноносец, - спросил император свиту?   - Нет, ваше Величество. В пределах двадцати миль, кроме нашего отряда, других кораблей нет.    - Следите за морем внимательно, судя по всему атака из под воды вот, вот начнёт..., император не успел договорить слово как вдруг три огромных водяных столба встали у борта буксируемого парохода -фрегата, корпус разломился и в течении нескольких минут ушёл на дно. Ещё через пару минут в трёх кабельтовых от борта флагмана вспучилось море, и на поверхности сначала показалась рубка подводного миноносца, ещё через пару минут на его палубе построился экипаж во главе с командиром, и миноносец, изменив курс, медленно прошёл мимо флагмана.   -Отсемафорьте на миноносец,- 'Изъявляю вам благодарность', и отправьте катер за лейтенантом Колбасьевым. Император грузно опустился в кресло и о чём-то задумался. Вскоре по трапу, ведущему на мостик флагмана, поднялся вызванный императором офицер. Увидев его, Император не встал с кресла, и жестом остановил пытавшегося доложить Колбасьева.   - Всё видел сам, Вы сдержали своё слово. Чем теперь намерены заняться лейтенант?   - Учить экипажи, ваше Императорское Величество, подводный миноносец, сложный и капризный механизм, малейшая ошибка повлечёт за собой гибель экипажа. Я надеюсь, вы не изменили планы по постройке стаи?   - Тут мне рассоветовали это делать, мол, далеко ходить твой миноносец не может, будет болтаться в окрестных водах базы, не далее.   - Осмелюсь напомнить вам Ваше императорское величество, что неприятельский корабль, утопленный возле нашей базы, гораздо лучше утопленного в открытом море.   - Чем же?   - Тем, что его легче поднять и отремонтировать и ввести в строй своего флота, силами той же базы.   - Что можно сейчас поднять и отремонтировать, фрегат рассыпался на куски.    - Смею заметить, ваше императорское величество, фрегат был настолько стар, что рассыпался бы и от одной мины, а то, что сейчас миноносец привязан к базе не страшно, за десять лет, я найду решение этой задачи. Даже раньше, я уже предпринимаю к этому усилия. Даю вам в том, слово офицера и дворянина. А пока на этом миноносце, надо обучать экипажи, что бы в нужный момент, они у нас были готовы. Хотя бы по два таких корабля надо иметь на каждом флоте. А за пару лет, до известных событий, быстро построить десяток новых подводных крейсеров и отправить их на предполагаемый театр военных действий.   - Подводных крейсеров?   - Да ваше величество, вдвое длиннее и вдвое мощнее, чем нынешний миноносец. Вот он, сможет в одиночку охотиться за эскадрами противника и топить корабли на выбор.   - Николай, подойди,- подозвал он цесаревича,- представьтесь Наследнику,- обратился он ко мне.   - Ваше Императорское высочество, честь имею представиться, лейтенант Колбасьев.   - Приятно познакомится лейтенант. Мне рассказывали, что это вы изобрели и построили этот подводный миноносец.   - Так точно, я.   - Я решил познакомить тебя с ним Николай, для того, чтобы ты в трудную для тебя минуту, мог спросить у него совета. Бог, дал ему возможность заглянуть в недалёкое будущее, кое-что я успел сделать по его совету, кое-что нет, и уже тебе придётся это сделать. Подробности ты узнаешь из моих бумаг. Иди Николай и запомни, это, СЕМЕЙНАЯ ТАЙНА,- акцентировал последние два слова, император.- Так говоришь, хотя бы по два подводных миноносца на флот, - повернулся он ко мне.   - Да, ваше Императорское Величество, для обучения экипажей, - быстро сообразив, что император продолжил тему подлодок, ответил я.- Два экипажа, практически готовы, на их базе можно устроить учебный отряд, и по вводу в строй миноносцев, сразу комплектовать обученным экипажем. По готовности, миноносец легко разбирается и по железной дороге перевозится на любую базу флота, будь то Севастополь, или Владивосток.   - Я подумаю над этим,- ответил мне император,- и оставлю распоряжения Наследнику, мне как ты сам знаешь до этих столь отдалённых событий не дожить. Ну да ладно. Император хлопнул ладонью по ручке кресла и добавил,- значит так и обзовём этот кораблик,- миноносец береговой обороны, решено, казна построит ещё пять миноносцев. Быть тебе командиром учебного отряда, и поздравляю капитаном второго ранга. Иди, - отпустил император меня не став слушать мои верноподданнические заверения.   -----------------------------------------24.07.16------------------------------------------------------------   На следующий день, корабль освятили, отслужили молебен, и провели церемонию принятия корабля в состав Балтийского флота. Приказом по флоту был организован учебный отряд, и назначен его командир капитан второго ранга Колбасьев Е.В. а инженеру Кутейникову Н.Н. предложено было построить ещё один миноносец серии 'Щука'. И закрутилось, завертелось. Тем не менее, в Охту к Костовичу, мы съездили. Капитан Костович, как оказалось, был всего на десять лет старше меня, а после того как он показал модели своих изобретений, я заподозрил в нём такого же попаданца как и я. Даже насвистел в его присутствии 'геройскую гибель Варяга', но Костович, никак не среагировал на мой художественный свист. Тогда я обратился к нему с предложением.   - Господин Костович, мы вместе с господином Кутейниковым, построили подводный миноносец...   - Не верть ему Огнеслав,- вставил свой комментарий Кутейников,- моего в этом миноносце, только руководство строительством. Всё остальное, от идеи до последнего чертежа, принадлежит ему, Николай Николаевич показал на меня пальцем, - у него там патентных решений не один десяток.   - Так вот,- продолжил я,- мне для миноносца нужен главный двигатель, мощностью от 500 лошадиных сил и как можно выше. Кое-что предложил наш общий друг Николай Николаевич...   - И опять не верь ему, это его идея, просто он почему-то подарил её мне. Он сам признался, что знает конструкцию, просто подталкивает меня к её реализации.   - Вот как, заинтересованно спросил меня Костович, и какова общая идея конструкции?   - Я открою её вам, но при условии, что вы оба будете её строить.   - Вы так уверены в своей идее?   - Да. Я видел такой двигатель во сне, и он работал. Извольте посмотреть эти схематические чертежи. И я достал из внутреннего кармана, несколько листов чертёжной бумаги и положил на стол между ними, оба инженера склонились над чертежами, изредка переговариваясь между собой.   - Я верю, что вы могли увидеть во сне работающий двигатель, сам иногда вижу такие сны, но вы никогда мне не докажите, что видели во сне чертежи этого двигателя и запомнив их, утром нарисовали по памяти. Кто вы? Ангел или Дьявол?   - Обычный человек, Огнеслав Степанович, всё началось тогда, когда в меня ударила молния. Я по вполне понятным причинам не афиширую сие происшествие, иначе быть бы мне отставленным от службы, и не видать мне повышения в чинах. Мне начали сниться удивительные сны, Стоит мне задуматься над решением какой ни будь проблемы, как на второй день, во сне я вижу во сне её решение, вот с одним из них, я пришёл к вам. Но что мы обо мне да обо мне, я хочу от вас господа инженеры услышать ответ на мой вопрос. Готовы ли вы вдвоём построить мне двигатель на миноносец?   - Видите ли, господин Колбасьев, я занят сейчас строительством дирижабля, и стеснён в средствах...   - А у меня их вообще нет, подал голос Кутейников.   Зато у меня они есть, ответил я им, давайте заключим тройственный союз. Я готов купить у вас господин Костович, для начала вот этого 'осьминога', и я показал на бензиновый двигатель .   - Этот не продаётся, видите ли, я приготовил его для выставки в Париже,- сходу заявил мне Костович.   -Так постройте мне точно такой же, мне нечем заряжать аккумуляторы в отрыве от базы флота, если я поставлю генератор в корпус, подводного миноносца, то его радиус действия увеличится в разы.   - Но двигатель сожжёт весь воздух в лодке и экипаж задохнётся!   - Я предусмотрел этот момент Огнеслав Степанович. У миноносца есть возможность, идти неглубоко под водой и питать двигатель и экипаж воздухом из атмосферы.   - Как я понял, это решение вы тоже увидели во сне?   - Именно. Более того, я обещаю вам коллега, что помогу вам с гидропланом и дирижаблем. Есть кое-какие идеи. Да вы сами до них дойдёте в процессе строительства моего двигателя. Для начала, я хочу, чтобы вы на основе моих схем спроектировали мотор. Затем мы на разных заводах закажем детали оного, соберём его и проведём испытания. После испытания продадим патент адмиралтейству. Есть у меня опыт работы с ним.    Инженеры переговорили между собой и согласились на мои условия. Костович взялся построить мне 'Восьминога', спроектировать головку блока цилиндров, а Кутейников обещал хорошенько подумать над конструкцией блока цилиндров с кривошипо-шатунным механизмом.   - Как говорится, бог вам в помощь господа. Когда я смогу получить первый 'восьминог' Огнеслав Степанович? И самое главное, по какой цене? Имейте в виду, что за 'восьминоги' будет платить казна.   - Для вас лично, он бы обошёлся в двести рублей золотом, а казна пусть заплатит по триста рублей за мотор. Сколько штук вы готовы заказать?   - Пока только два.   - Тогда с казны триста рублей авансу на материалы и оплату рабочим, и через два месяца, первый из серии, я вам привезу лично. Вы же не откажете мне удовлетворить мне своё любопытство, хочу собственными глазами увидеть подводный дирижабль.   - Подводный дирижабль?   -Ну принцип ведь один и тот же! Аппарат тяжелее окружающей его среды, плавает в ней.   - Да, да, всё верно, конечно же, не откажу, мне будет весьма интересно выслушать мнение такого инженера как вы. А пока, вот вам триста рублей ассигнациями аванса, и приступайте к работе Огнеслав Степанович.   ------------------------------------------24.07.16.-----------------------------------------------   Возвращаясь, я радовался новому знакомству как ребёнок новой игрушке. Ещё бы, Костович разом снял с меня кучу проблем. А его конструкции самолёта, вертолёта и дирижабля? Нужно только слегка подправить, и прощайте граф Цеппелин и его дирижабль 'Гинденбург' и да здравствует капитан Костович, и дирижабль 'Россия'. А это по нынешним временам, охрененный бомбардировщик.   - Двигатель вы мне построите, а там... мечтательно произнёс я,- нам откроются такие перспективы, что дух захватывает.   - Это что, вам опять подсказали ваши сны,- спросил меня Кутейников.   - И они тоже месье Николя. Ведь что такое мотор? Это не только корабль или дирижабль, это и грузовой автомобиль, это и соперник паровоза - тепловоз, и строительные машины, и военные блиндированые передвижные огневые точки, с пулемётно-пушечным вооружением. Вот взять к примеру самолёт Костовича, с хорошим мощным мотором, он легко подхватит ту же мину Уайтхеда и бросит её в борт корабля и никакой артиллерист не успеет, навестись на цель которая летит со скоростью 200 миль в час. А дирижабль? Это готовый бомбовоз, с высоты в пару вёрст упавшая с него бомба прошьёт корабль насквозь.   - Вы какой-то милитаризированный демон, герр Колбасьефф, всё бы вам минами да бомбами швыряться.   - Ну хорошо, вот вам другой пример. Представьте себе, что вам понадобилось за каким-то чёртом во Владивосток. Полгода в пути, сегодня вам гарантированы, а на дирижабле вы доберётесь туда за неделю, а вот на самолёте туда можно добраться за три дня! Как вам такая перспектива? Не хотите во Владивосток? пожалуйста, есть свободные билеты на рейс в Париж, Лондон, Мадрид, да хоть в Киев наконец, за день можно обернуться.   - Честно говоря, у меня дух захватывает от тех чудес, которые вы описали, себе, что ли в грозу на колокольню залезть?   - Не вздумайте Кутейников! С такой разрушительной силой не шутят, вспомните опыт Ломоносова и Рихмана!   - Но вам же как-то удалось уцелеть.   - Вот именно месье Николя в квадрате, как-то! То есть чудом. Вы уверены, что это чудо повторится. Я нет. А мне так хочется пригласить вас в крёстные отцы.   - Наконец-то, долго же вы собирались.   - Да всё как-то заняты были, она своей школой, я своим миноносцем, некогда было всерьёз заняться решением этой проблемы. Но мы не переставали работать над этой проблемой и вот на днях, супруга обрадовала.   - Почту за честь стать крёстным отцом.    - Итак,- продолжил я размышлять,- двигателистов я нашёл, один отличный организатор производства, второй имеет опыт моторостроения, теперь бы радиогения Попова найти, да подсунуть ему схему радиостанции попроще. Кстати, у нас в Минной школе есть какой-то Попов, не он ли? Завтра же познакомлюсь с ним поближе. С чего бы начать разговор, не приду же я к нему как к Костовичу, с просьбой дайте мне радио, оно мне позарез необходимо, может он ещё ни сном, ни духом.   Сказано сделано. Мы встретились, оказывается, Попов бывал на моих докладах, и как говорится, 'краем глаза' следил за моими успехами. Из разговора с ним я понял, что преподаватель физики в Минных классах Попов Александр Степанович, 'беременен' идеей грозоотметчика. Осталось подтолкнуть его чуть, чуть, ожидая, что ком понимания процессов, покатится с горы вдохновения. Попов найдя в моём лице благодарного слушателя, тут же пригласил меня в класс, и стал демонстрировать опыт с эбонитовой палочкой и статистическим электричеством.   - Я видите ли пришёл к выводу, что статистическое электричество и молния, суть одного и того же явления. А это значит, если палочка отклоняет бумажную полоску, то молния, вспыхнувшая в десяти вёрстах от места эксперимента, отклонит её тоже...   -Вот оно мгновение,- подумал я и продолжил,- а давайте чуть, чуть, усложним ваш прибор...   Некоторое время Попов невидяще смотрел сквозь меня и наконец, пробормотал, - очень интересно, очень. Мне надо подумать.   - Конечно, конечно, не смею вам мешать, разрешите откланяться, честь имею. Скажем так, говорил я сам с собою, идя по коридору школы,- я сделал первый вброс, теперь дело времени, идея должна созреть в голове как самостоятельное решение. Если понадобится, добавим следующую порцию информации. Не получится с Поповым, обращусь напрямую к Тесле, он как раз в это время решает ту же проблему, деньги у меня есть, можно выкупить патент радиопередатчика и радиоприёмника, он торгует ими как семечками. наверное так надо и сделать, Попов хорошо, но Тесла лучше! Дойдя до своего кабинета в казарме учебного отряда, я сел за стол, и тут же на английском языке написал письмо Тесле с предложением выкупить патент. На следующий день я уехал в Петербург, где посетил американскую миссию, в коей у меня приняли письмо и обещали найти меня, если придёт ответ.   - Ещё один пробный шар запущен, принесёт ли этот шаг результаты, будем посмотреть - рассуждал я возвращаясь в Кронштадт.   Прошёл месяц, Попов так и не продвинулся далее наблюдений за статическим электричеством, вообще он был занят в нескольких предприятиях одновременно, я удивляюсь где он находил время для своих незамысловатых опытов, но тем не менее, он был лучший из знакомых мне инженеров, знаток в этой области и терять его из виду я не хотел.   У меня в отряде дела шли ни шатко, ни валко, экипажи изучали корабль, и усиленно тренировались его эксплуатации. А через две недели, Костович привез 'Восьминога'.   - Вот сделал и привёз вам мотор, Костович смущённо разводил руками,- немного ранее оговоренного срока, но вы надеюсь не в претензии?   - Что вы? Только рад! Генератор под него готов, сейчас позовут Николай Николаевича, он установит его на временную раму, соединит муфтой механизмы, и мы замерим силу тока, выдаваемую генератором. Я помню о вашем желании посмотреть на подводный дирижабль, приглашаю вас на пирс, корабль как раз стоит на зарядке батарей.   Костович обошёл весь корабль снизу до верху, залез во все трюмные помещения, об щупал все механизмы, и наконец удовлетворённый вернулся на центральный пост где я его терпеливо ожидал целых полтора часа.   - Да будет благословенна та молния, что поразила вас! Я даже не подозревал о существовании некоторых механизмов, которые увидел на вашем детище. Я знаком с проектами господ Джевецкого, Александровского, и некоторых иностранных инженеров, со всей ответственностью заявляю, ничего подобного я до сих пор не видел. Это не шаг вперёд, это гигантский прыжок. Вы определённо опередили время! Я намерен самым тесным образом усилить наше сотрудничество. С собой я привёз несколько чертежей по задуманному нами мотору. Где бы мы могли их обсудить?   - У меня в кабинете, дождёмся Кутейникова, у него тоже как я знаю, готово несколько чертежей. Рассмотрим их вместе, а пока позвольте вам показать пару чертежей, которые я недавно сделал. И я протянул ему лист, с тремя проекциями гидросамолёта Ш-2.   Костович долго изучал рисунок, затем спросил,- это из вашего сна?   - Да,- ответил я ему.   - Он летал?   - Да.   - А что за мотор у него наверху?   - Не знаю, деталей не разглядел, разве только то, что расположение цилиндров у этого мотора звездой и какие-то рёбра на цилиндрах. Я ничего другого предположить не смог, это для воздушного охлаждения цилиндров. Если ваш 'арборит' пропитать водоотталкивающим лаком, то лучшего материала для корпуса лодки гидроплана не сыскать. Вот извольте второй лист тут предполагаемые мною разрезы по крылу, и корпусу. Что скажете?   - Я размышляю теперь над тем, почему такое сечение крыла?   - Ну это то легко объяснить, посмотрите как будет обтекать воздух такое сечение, расстояние от передней кромки до задней, по верхней поверхности сечения длиннее чем по нижней, из-за этой разницы возникает подъёмная сила. Чем выше скорость обтекания крыла, тем сильнее подъёмная сила. Аппарат легче поднимется в воздух.   - Откуда вы это взяли?   - Как вы знаете Огнеслав Степанович, вода и воздух, очень похожие среды, а расчёты винтов для кораблей имеют подобные формулы.   -Теперь надо придумать мы назовём сие, несомненно летающее чудо.   - А давайте назовём его 'Чайка', и летает и плавает и взлетает с воды и на неё же садится.   - Для этой Чайки придётся разрабатывать новый мотор. А это не просто.   - Да что нам, трём богатырям, разработать мотор? Раз плюнуть! О! У меня именно сейчас возникла идея! а давайте мы три инженера создадим компанию, по производству хотя бы тех же самолётов, моторов и автомобилей. И назовём её, 'Три богатыря'.   - Чур я буду Добрыней Никитичем, спустившийся по лестнице в центральный пост Кутейников сходу вписался в разговор. О чём ведёте разговор, что за богатыри?   - Я предложил создать моторостроительную компанию под названием 'Три богатыря', вот выбираем себе обязанности и должности, - поведал я Николаю Николаевичу.   - Тогда мне сам Бог велел быть Алёшей Поповичем, я сын священника, поддержал шутку Костович.   - Ну а я тогда буду Ильёй Муромцем, из сынов боярских мы,- продолжил сцену я, как раз свободной осталась эта вакансия. Но серьёзно господа, мы три инженера, один опытный организатор производства, второй не менее опытный строитель аппаратов и механизмов, третий - фонтанирующий идеями, скромно соглашусь именовать меня далее просто, гением. Да мы перевернём этот мир! У меня есть первоначальный капитал, у Огнеслава Степановича, материальная база, и производство 'арборита', Николай Николаевич, займётся производством. А именно заказом деталей и сборкой моторов. Прибыль делим на четыре части, по одной на каждого соучредителя, четвёртая часть на развитие производства. Забор вокруг цеха по сборке моторов. красим в синий цвет.   - Почему в синий? Оторопевшие от моего напора будущие компаньоны практически одновременно попали в ловушку.   - Значит ли это, что все остальные мои предложения можно считать принятыми?   - Но это значит, что я должен буду подать в отставку, неуверенно произнёс Кутейников, да и тебе Евгений то же. Ладно я, но ты же дал слово государю.   - Его отставка не обязательна, и даже нежелательна, кто-то из нас должен будет продавать нашу продукцию, а кто это может сделать лучше того, кто уже имеет опыт продаж? Костович, нашёл выход из казавшегося безвыходного положения. - Давайте возьмем неделю на обдумывание этой идеи, а пока рассмотрим наши чертежи. Кстати, а сколько вы готовы вложить денег в дело, Евгений Викторович?   - Триста тысяч золотом.   - Однако,- крякнули будущие компаньоны.    Мы перешли в мой кабинет в экипаже, вестовой подал чай с баранками, расстелили на столе чертежи и начали сводить концы с концами. Спорили до хрипоты по каждой мелочи, наконец, к вечеру всё утрясли, каждый получил следующее задание, один на подборку материала для поршней, другой для клапанов и компрессионных колец. Ночевать, Костович, остался у меня в кабинете, категорически отказавшись идти ночевать у кого-либо из нас.   - Я лучше останусь здесь и поработаю, запала мне в голову эта 'звезда', вы позволите Евгений Викторович?   - Да пожалуйста,- ответил я, вот только предупрежу дежурного унтера. Ещё чаю?   - Сделайте милость.   - Утром, Костович едва дождался меня и со счастливой улыбкой на лице распрощался.   - Попытайтесь обработать парусину тем же лаком, что и арборит, остановил я его, - и натяните на крылья, как кожу на барабан, пусть высохнет на крыле. И вот ещё что, для уменьшения веса самолёта, хвостовую балку горизонтальные и вертикальные рули сделайте тоже облегчёнными. Ну и само собой не забудьте про центр тяжести, и прошу вас Огнеслав Степанович, не забрасывайте тему двигателя для миноносца.   - Я от своих слов не отказываюсь, будет вам мотор!    Уехал Костович, пришёл Кутейников.   Гер Колбасьефф, собрали мы зарядную станцию, извольте пройти посмотреть, как она работает.   - Ну пройдёмте, посмотрим.    Посмотрели. Мотор без глушителя немилосердно громко стрелял выхлопными газами, довольно тяжело, на мой взгляд, набирал обороты, разгоняя тяжелый ротор генератора, но набрав их, легко поддерживал. Замерили параметры на клеммах генератора, решили что подходящие.   - Значит так! Конструкцию разобрать, и установить её в седьмом отсеке. Дабы она не сильно трясла корпус, установить её на резиновые демпфера, затем подсоединить к трубам предусмотренными мною для отвода выхлопа сгоревших газов двигателя и к РДП. Вы Николай Николаевич в курсе, поэтому прошу вас проследить за установкой, по окончанию монтажа, доложить мне, проведём повторное испытание.   - Три дня ушло на разборку, транспортировку и повторную сборку агрегата на новом месте. Выхлопные газы отвели за борт, всасывающий патрубок к шноркелю, залили в топливный бак бензин и наконец, запустили 'восьминога'.   - В сети появился электрический ток, доложили мне гальванёры, - перекидываем рубильник, питания АКБ, началась зарядка. Доклад шёл за докладом по прибору громкой связи.   - Следить за температурой батареи, и не допускать её перегрева. Не забывайте перемешивать кислоту. следите за дожиганием водорода! Гальванёры, имейте в виду, если прошляпите и сожжете мне миноносец, прокляну до седьмого колена и засеките мне, сколько времени уйдёт на зарядку одного блока.   - Помните, как у Филатова отвечал стрелец Федот,- Не извольте сумлеваться, не впервой... вот так отвечали и мне. Пока бог миловал...   - Время шло, через пару недель приехал в крепость Костович, привёз новые чертежи на узлы и спецификацию выпускаемых сталей в России. Собрались втроём, и снова я поставил вопрос о компании.   Костович выступил со встречным предложением.   - Я, Евгений Викторович, только за, но вот Кутейников занят вторым миноносцем, бросить его строительство он не может по этическим соображениям, русский инженер, как вы знаете, на полдороге проект не бросает. Что нам мешает немного подождать? Наработаем список механизмов, и приборов которые мы захотим выпускать, надо выкупить землю под сборочные цеха, и построить их. Я могу этим заняться, тем более всё это можно строить рядом с моим арборитовым заводом. Глубоководная река, прекрасная транспортная артерия, выход на Неву, Ладогу, Балтийское море. Свободной земли много, стоит дёшево из-за неудобий в виде болотистых низин, прикупаем землю, строим причал на берегу, завозим цемент, кирпич и начинаем поднимать корпуса. Что мы предполагаем, выпускать кроме моторов.   - Моторы для миноносцев это раз, я начал загибать пальцы,- моторы для автомобилей - два, моторы для самолётов, вихрелётов, и дирижаблей - три, сами самолёты, дирижабли, автомобили - четыре, если хотите могу назвать ещё десяток наименований. Я тут написал письмо вашему земляку Огнеслав Степанович, Николаю Тесла, если мы придём с ним к соглашению, то мы будем выпускать ещё и приборы беспроводной связи. Мало? Дай бог нам осилить это, и не надорваться.   - Боже мой! Простонал Кутейников, хватит ли нам сил одолеть всё это.   - Надо Николя. Надо!    10 Сентября 1893 года, меня навестил Макаров.   - Я задержал 'Русалку' в порту Ревеля,- начал он рассказ едва зайдя ко мне в кабинет,- сослался на внезапную проверку хранения боеприпасов, я всё же главный артиллерист флота.   - И что?    - Шторм был! 'Русалка' уцелела, но волной смыло за борт командира канонерской лодки 'Туча' Лушкова, царствие ему небесное,- Макаров трижды перекрестился на икону в красном углу кабинета. Он вывел канонерку из порта на час раньше, и она попала в 9 бальный шторм.   - В прошлый раз, капитан второго ранга Лушков, потерял 'Русалку', и пользуясь тем, что его корабль мореходней, ушел в порт Гельсингфорс. Трое суток, он скрывал от командования флота факт гибели 'Русалки'.   - Бог ему теперь судья, перекрестился ещё раз Макаров.   - Вот именно, ответил ему я.   - Я доложил императору о втором случае, подтверждении ваших предсказаний.   - Я понимаю вас Степан Осипович. Могу обрадовать вас новой подробностью своих бессознательных путешествий по времени.   - Вы опять худое будете пророчествовать ! - Макаров перекрестился.   -Нет, что вы, просто отчётливо вспомнился отрывок из старого, спокойно ответил я.   - И что же вы 'вспомнили? Любопытство всё же победило натуру.   - Носовые оконечности боевых кораблей!   - И чем же они отличались от нынешних? Макаров чутко внимал моим словам.   - Клипперными обводами. Вот примерно такими и я на глазах у Макарова нарисовал на листе носовую оконечность БПК проекта 1155.   - А это что за груша у него под носом?- не понял рисунок будущий адмирал.   - Не знаю, но полагаю, что она играет какую-то роль в увеличении скорости корабля.   - А куда девать тогда носовой минный аппарат?   - Степан Осипович, а какова вероятность в бою кораблю первого или второго ранга пойти в минную атаку? А наличие 500 пудов взрывчатки, незащищённой никакой бронёй на палубе броненосца, под ураганным огнём противника, вас не смущает? А напомните мне, сколько минных аппаратов стоит на крейсере или броненосце открыто, или под палубой? Шальной осколок или снаряд, и последствия взрыва собственной торпеды на борту, не трудно себе представить. Кроме минных аппаратов, откуда-то пришла мода на броненосцах возить с собой якорные мины. Вы артиллерист, вам это несуразица, должна была первому броситься в глаза. Это же чистой воды диверсия. Минные аппараты должны стоять только на миноносцах, а якорные мины возить только минный постановщик. Последними словами я как Штирлиц, закрепил в сознании Макарова свою мысль.   Через три месяца, Макаров выступил с докладом в штабе Балтийского флота, и ещё через месяц со всех кораблей первого и второго ранга демонтировали торпедные аппараты и сгрузили якорные мины. Ходили слухи, что Макаров экспериментирует с формой корпуса нового броненосца...    Ответ от Теслы из Америки, пришел тоже через три месяца, Тесла очень удивился, что в России знают о его экспериментах с радио.   - Откуда вам известны результаты моих экспериментов? Спрашивал в письме он, - я ведь их ещё не закончил опыты с новым гетеродином, но так как вы, первый обратились ко мне с предложением покупки патента на это устройство, то за 20000 долларов я уступлю вам патент и два рабочих экземпляра моего радиоприбора. Дабы вы сразу могли проверить их работоспособность, они рассчитаны на дальность действия 30 миль. В том случае если аппараты не достигнут, означенной дальности, имеете право на равноценную замену и бесплатную доставку в оба конца. Мой счёт в банке...    Ответил ему переводом денег, и коротким письмом с благодарностью. А по поводу, откуда нам в России известно о его работах, написал по-русски,- 'Слухами земля полнится'. Еще через четыре месяца, четыре солидных ящика с описью вложений и опечатанную бандероль, мне с рук на руки, передал сотрудник американской миссии. При нём же произошло вскрытие ящиков и бандероли, в ящиках, как и ожидалось, были радиостанции и приёмники, а в бандероли, патент и чертежи со спецификациями. Всё было в целости и сохранности, осталось подключить их в сеть и надеяться, что изобретение великого Тесла, не обманет наших ожиданий.    Через неделю, на первую демонстрацию радиосвязи были приглашены, все 'заинтересованные лица', командование флотом, кораблей, крепости. У меня уже сложилась определённая репутация, мои разговоры тет-а-тет с императором и цесаревичем видело очень много народу, поэтому пришли все.   - Господа, - обратился я к присутствующим, перед вами изобретение великого Тесла. Прибор, позволяющий общаться с другим абонентом на расстоянии в 50 миль без помощи проводов. Дальность действия этого прибора зависит от высоты приёмопередающей антенны и мощности передатчика. Мы с господином Поповым установили две антенны, одна вот она перед вами, вторая стоит в Петропавловской крепости. Там сейчас у аппарата тоже стоят приглашённые лица, я не исключаю, что и император придёт на демонстрацию. Мы с господином Поповым договорились начать демонстрацию в 12 часов пополудни, все присутствующие вынули карманные часы и удостоверились, что до начала демонстрации осталось полчаса.- После демонстрации состоится обсуждение нового прибора в актовом зале Минной школы, - продолжил я. Можете подойти осмотреть прибор, но просьба руками ничего не трогать, дабы не сбить настройки. Около двадцати командиров разного ранга обступили стоящий на столе прибор, и тихо обсуждали между собой возможности прибора. Наконец настало время, и я включив прибор, подражая Левитану, произнёс в микрофон величиной с чайное блюдце.   - Внимание, внимание, говорит крепость Кронштадт, всем кто меня слышит, ответьте, и переключил радиостанцию на приём. В динамике слегка потрескивали шумы далёких гроз, и вдруг довольно отчетливо донёсся голос Попова.   - Внимание крепость Кронштадт, на связи Петропавловская крепость, слышу вас отлично. Приём.   - Александр Степанович, здравствуйте, слышу вас хорошо, кто находится рядом с вами?   - Евгений Викторович, вокруг меня группа адмиралов из Адмиралтейства, ожидаем приезда Императора, вот кстати показалась коляска его величества с охраной, адмиралы построились, император спустился с коляски и подходит к столу с прибором.   - Прямо таки репортаж в прямом эфире,- хмыкнул я.    Тем не менее, действо продолжалось, издали, видимо Попов поставил микрофон на стол, до нас в Кронштадте, донёсся чей-то доклад.   - Ваше Императорское Величество, комиссия из адмиралтейства присутствует на эксперименте капитана второго ранга Колбасьева, демонстрируется прибор дальней беспроводной связи.   - А где Колбасьев, почему не вижу?- спросил Император   - Он на связи в Кронштадте, ваше Императорское Величество, - отрапортовал Попов.   - Можете соединить меня с Кронштадтом?   -Так точно, один момент.   - Коронштадт, Кронштадт, ответьте Петропавловской крепости. Приём.   - Кронштадт на связи, у аппарата Колбасьев. Приём.   - Вы вновь меня удивили господин капитан второго ранга, из динамика отчётливо был слышен голос Императора,- какова максимальная дальность действия аппарата?   -Здравия желаю Ваше Императорское Величество, ответил я в микрофон и краем глаза заметил как стоящие рядом офицеры и чиновники крепости вытянулись по стойке 'Смирно'. Этот аппарат может достать всего на 50 миль, но мы с господином Поповым разобьёмся вдребезги, а заставим его работать на пару тысяч миль.   - В какую цену он встанет казне.   Дорого, ваше императорское величество. Я выкупил патент на этот аппарат, у изобретателя Тесла в Америке, собираюсь сам его производить и продавать.   - На днях вас посетит знакомый вам поверенный, обговорите с ним условия,- император мгновенно просчитал полезность аппарата для армии и флота.   - Благодарю за доверие, ваше Императорское Величество.   - Пустое, Макаров мне доложил о втором случае. Я верю вам, служите Отечеству. Поздравляю вас капитаном первого ранга.   - Рад стараться Ваше Императорское Величество!   Не знаю, что творилось в Петропавловской крепости, здесь в Кронштадте слушали мой разговор, с императором затаив дыхание.   - Император уехал,- Попов продолжил трансляцию с места событий,- приём.   - Александр Степанович, предложите, кому ни будь из присутствующих у аппарата в Петропавловской крепости адмиралов, переговорить с Кронштадтом. Есть ли желающие? Приём.   - Кронштадт, желающие есть, передаю микрофон, его превосходительству адмиралу флота... Приём.   - Адмиралы переговаривались часа четыре, наконец, ажиотаж иссяк, все проголодались, и общим решением было то, что обсуждение перенести на завтра к 10 часам утра.   - Что мне делать далее Евгений Викторович, запросил дальнейшие инструкции Попов.   - Собирайте аккуратно аппарат, сматывайте антенну, и не сегодня так завтра, жду вас в Кронштадте.   Надо ли рассказывать о том, что творилось на обсуждении следующим днём? Скажу одно, адмиралы писали кипятком, требуя установить аппараты на всех кораблях и чуть ли не во всех кабинетах.   - Я только за, господа. Акционерное общество 'Три богатыря', соучредителем коего я являюсь, примет заказ на изготовление и установку аппаратов. Нам нужно знать, сколько именно надо построить аппаратов, и кто сделает предоплату заказа в виде половинной стоимости заказа.   - И какова стоимость одного аппарата, адмирал, задавший этот вопрос, спрятал саркастическую улыбку в густой окладистой бороде.   - Тысячу рублей золотом.   - Это немыслимая цена,- тот же адмирал чуть не выпрыгнул из-за стола, за котором сидел на стуле.   - Вы господа представляете, во сколько мне обошёлся патент? Для изготовления аппаратов необходимо построить мастерскую, закупить материалы, инструменты, верстаки, нанять работников. Или вы думаете, что это всё упадет мне в руки с Луны? Кроме того, мне надо будет платить работникам за работу, а акционерам господа, нужны дивиденды.   - Помещение для мастерской вам может предоставить Крепость, освободим ряд помещений соседствующей с вашей мастерской по производству средств громкой связи и водолазного оборудования. Работников наберёте из слушателей школы, кои на содержании у флота, вам останется только закупить материалы, и получать надбавку за патент.    - Я обсужу это с компаньонами. Сейчас я не готов озвучить последнюю цену на аппарат. Но думаю мы придём к консенсусу. От себя лишь добавлю, что на посту начальника мастерской вижу преподавателя физики нашей Школы, Попова Александра Степановича, он вчера ассистировал мне в эксперименте, и мы все его знаем как опытного инженера.   Днём позже. Охта. Контора фабрики 'Арборит'.    Итак господа, есть необходимость так сказать сверить часы. Мне предложили запустить производство радиоаппаратов в Крепости. Предложили помещение, служащих и что немаловажно допуск к электрической сети. За мной осталось доставить материалы и разработать технологию производства, но это я утрясу с Поповым, напрягу его разработкой технологической карты, он рекомендован мною на должность начальника мастерской. Но! Я хочу, чтобы прибыль с этого предприятия пошла на счёт нашего Акционерного общества закрытого типа 'Три богатыря'. А для этого его надо зарегистрировать, кроме этого, необходимо открыть счёт в приличном банке, с которого мы будем производить выплаты за материалы и услуги. Всё это я предлагаю сделать вам, Огнеслав Степанович. У вас есть, какой никакой опыт в этом деле. Подготовьте пакет документов, укажите нас всех соучредителями, со всеми вытекающими из этого правами и обязанностями. Откройте счёт, которым каждый из нас троих смог бы воспользоваться предварительно обсудив мотивы траты денег с одним из нас, для первых расходов я тут же переведу на него сумму в пятьдесят тысяч рублей. Кроме того, вы Огнеслав Степанович говорили о свободных землях около вашей фабрике, кому они принадлежат?   - Здесь все вокруг казённые земли,- отвечал Костович,- если вы заметили то по дороге сюда вы проезжали мимо забора, за ним находится Охтинская казённая судоверфь.    Мы подошли к окну кабинета и Костович показал рукой в направлении далёкой полосы леса,- от моего забора и до того леса вдоль берега, Казённая дача.   - Хорошо, с землёй более или менее ясно, как вы знаете на днях у меня встреча с поверенным в делах Императорского имущества, возможно на этой встрече я решу земельный вопрос. давайте вернёмся к моторам, что у нас с чертежами блока цилиндров, двух и четырёх цилиндрового двигателя?   - Готовы, вот копии, Кутейников протянул мне несколько чертежей.   - А ваша часть чертежей с головками цилиндров, Огнеслав Степанович?   - Готовы.    Тогда что нам мешает заказать эти детали в частном порядке?   - Николай Николаевич,- обратился я к Кутейникову,- вы знаете все входы и выходы практически на всех заводах Петербурга и его окрестностях. Сможете заказать частным порядком эти детали?   - Я думаю что эти детали можно заказать, и не обязательно их заказывать на большом заводе, в округе полно мелких предприятий, которые льют различную мелочь из чугуна, от кухонной утвари до заборов и станин для станков.   - Тогда забирайте чертежи, заказывайте литьё, и по готовности перевезёте готовые блоки Костовичу.   - Вы же Огнеслав Степанович, по получение отливок, приступайте к шлифовке поверхности сопряжения с головкой, шлифовке шеек коленчатого вала и нарезанию резьбы в отверстиях для шпилек, по готовности этого этапа будем решать проблему с поршнями кольцами и шатунами. Я же с Поповым вплотную займусь организацией мастерской. Капитал мой ограничен и свежие поступления нам не помешают.   Через пару дней меня нашёл знакомый мне поверенный в делах.   - Государь поручил мне узнать, в чем вы имеете нужду, для начала производства аппаратов связи.   - Передайте его величеству, что место для мастерской мне предоставил комендант кронштадтской крепости. Для начала производства, мне нужен государственный заказ, я должен знать сколько закупить материала. сколько нанять работников, а также предоплата половины стоимости заказанного количества аппаратов. Исходя из стоимости, 1000 рублей за каждый. В эту цену входят и мои прямые затраты на приобретение патента у инженера Тесла. Возможно уменьшение цены на треть, если мне для строительства завода по производству моторов для миноносца и других механизмов выделят земли в Охтинской государственной даче вдоль реки Охта. Не менее ста десятин, и в вечное пользование.   - Я доложу Императору вашу просьбу, с этими словами, поверенный распрощался и ушел.   - Дарственная на землю, как я и просил на веки вечные мне и потомкам моим, была прощальным подарком мне, от императора Александра Третьего, 1 сентября 1894 года император умер. Едва похоронив отца, цесаревич Николай как и в прошлой истории короновался, а спустя ещё два месяца, несмотря на то, что вся империя ещё блюла траур по умершему, женился. Невест русские государи по какой-то причуде выбирали в Европе. Нашлась, или ему её подсунули, история это умалчивает, какая-то, никому неизвестная в России, принцесса из какого-то крохотного герцогства затерянного в Альпах. Вот она и стала супругой молодого императора.    По получению документа на землю, компанией тут же были выданы подряды на строительство Причала, дороги, и трёх цехов. Слава богу, покойный император успел через военное министерство, сделать заказ и оплатить половину стоимости на 400 радиостанций. Мастерская Попова производила их со скоростью пять аппаратов в месяц, сказывалась неопытность работников, и новизна продукции. Нас никто не торопил ибо при принятии заказа, я предусмотрел этот нюанс и как мог, растянул сроки исполнения заказа. на первый год было запланировано сдать 50 аппаратов. на второй год удвоить их количество, а на третий год выйти на стабильные сто пятьдесят аппаратов в год.   Примерно за это же время, мы втроём, сняв мундиры и сюртуки, закатив рукава, собрали на стенде, и запустили два мотора. Двухцилиндровый, мощностью в двадцать четыре силы и четырёх цилиндровый в сорок восемь лошадиных сил.   - Теперь Огнеслав Степанович, проследите за тем, чтобы эти моторы работали беспрерывно, нам надо знать на какой ресурс времени мы можем рассчитывать, и что сломается в первую очередь. О уровне масла в картере я молчу, вы сами знаете важность этого момента ну и конечно вода, охлаждение мотора наше всё. теперь господа компаньоны, давайте думать о применении этих моторов.   - Вы же уже предлагали, - Кутейников напомнил наш первый разговор,- автомобили, самолёты, и ползающие по окопам противника огневые точки.    - То были общие слова Николя, настало время конкретики, на самолёт такой двигатель не пойдёт, соотношение собственная масса и мощность удручающа. Насколько я знаю, господин Костович близок к завершению проектирования бензинового мотора типа звезда.   - Есть такое дело господа,- ответил Костович, расчёты дают обнадёживающие цифры. Вот посмотрите, и Костович выложил перед нами схему кинематики, пятицилиндрового звездообразного двигателя. - Мои расчёты показывают получение не менее трёхсот лошадиных сил! С таким мотором можно взлететь на заборе!   - Можно конечно и на заборе, но что вы скажете о такой схеме, и я на глазах у изумлённой публике нарисовал гидросамолёт чем-то напоминающий 'Каталину'.- Два мотора, дадут самолёту надёжность, грузоподъёмность, и дальность. Первую мою схему самолёта, которую мы назвали 'Чайка', можно выпускать как разведчик и курьер, а этот, как пассажирский или в военном варианте, как торпедоносец или бомбардировщик, что скажете господа?   - Это дело не сегодняшнего дня. Кутейников почесал затылок, - пока что деньги поступают в казну компании только от продажи вашего прибора связи, и больше ни откуда. У нас на данный момент, есть две рабочие модели двигателей, вот от них и давайте плясать. У вас, герр Колбасьефф, продолжил он, - я знаю полно идей, схем и готовых чертежей. Удивите нас в очередной раз.   - Вот господа плод моих размышлений, не разочаровал я компаньонов. Шасси автомобиля, на которое можно поставить несколько кузовов. Вот первый вариант, спортивный, для гонок по ипподрому, вот второй вариант, легковой на четыре пассажира. Вот грузовой вариант, грузоподъёмностью в сто пудов. Эти модели автомобиля, я предлагаю оснастить четырёх цилиндровым двигателем, двух цилиндровые моторы можно поставить на разъездные катера для флота. Думаю, флот оторвёт эти моторы у нас с руками. Теперь по шасси и кузовам. Шасси металлическое, кабина и кузов представляют собой деревянный каркас обшитый арборитом Костовича. Отделка любая по требованию заказчика. Начнём опять с того, что закажем раму отдельно, рессоры отдельно, набор шестерёнок и валов для трансмиссии и заднего моста отдельно, радиаторы отдельно. Николай Николаевич, вы практически закончили строительство миноносца, и что-то о новом заказе никто не говорит, предлагаю вам подать в отставку, и заняться вплотную делами компании. Ваша доля отчислений уже сейчас вдвое превышает ваше нынешнее денежное содержание.   - Значит ли это, что вы Евгений Викторович, отказались от своей идеи строительства десяти миноносцев, Вы сдались, и не будете бороться за неё? Кутейников задал вопрос, на который надо было ответить.   - Время покажет Николай Николаевич. Отряд не расформирован, мы продолжаем учить подводников, и сами учимся. Я терпеливо жду главную силовую установку на подлодку, время у меня есть. Если император Николай Второй, не предпримет усилий в направлении укрепления Тихоокеанского флота, то я всё равно сдержу своё обещание данное Александру Третьему. Миноносец можно построить в любой стране, а добровольцев в экипаж я найду. Макаров мне поможет. Но вы не ответили мне на вопрос Николай Николаевич.   - Если этого требует собрание акционеров, то я согласен подать в отставку.   - Да, да, Николай Николаевич, сами видите, у нас запарка, я поддерживаю мнение Евгения Викторовича.   - Ну тогда, так тому и быть,- решительно произнёс Кутейников,- завтра же подам прошение.   - Как только, мы создадим двигатели для миноносца, установим их и испытаем, я так же подам в отставку, заявил я, надо развивать компанию, это во первых, во вторых надо начинать строить автомобили, самолёты и дирижабли. Мы напрасно теряем время, ожидая манны небесной, надо работать и предлагать к продаже готовый продукт.   - Ваше предложение делать кабины и кузова вполне приемлемо, у меня есть соответствующий опыт изготовления пространственных конструкций, и я сегодня же рассмотрю с мастерами ваше предложение, Костович с ходу принял моё следующее предложение.    - Собственно говоря, я предлагаю запустить один из двух готовых сборочных цехов, осталось набрать работников, где их возьмём Огнеслав Степанович?   - Только из местных деревень, мастеров надо сманить с Охтинской верфи, а подсобников, увы, придётся набирать из деревень,- ответил Костович.   - Со мной уйдут несколько мастеров, а с ними и подмастерья и чернорабочие, только вот где им жильё здесь найти,- спросил Кутейников своих компаньонов.   - Придётся строить свой посёлок,- сказал я,- земли у нас много, выберем место, и пусть народ строится, выдадим подъёмные деньги на переселение, поможем с доставкой материала. Это выгоднее чем, набирать из деревень. Домом мы привяжем человека к производству. Земля то наша, если вдруг захочет уйти на другое место, или уволиться, то пусть собирает добро и уезжает. А пока жилья нет, предлагаю второй цех временно отдать под жильё. Локомотиву всё равно сколько отапливать цехов, два или один.   - Это мысль поддержали меня компаньоны, и на этом мы закончили дебаты.   Кутейников сдержал обещание, подал в отставку, и через неделю вплотную занимался делами компании. Вместе с ним, в компанию пришли четыре мастера, десяток подмастерьев и десяток чернорабочих, как я понял, четыре устоявшихся бригады. Вот их и поставили на сборку моторов. Две бригады собирали моторы, одна собирала трансмиссии и задние мосты, четвёртая собирала всё это на раме. Костович, привозил из своего цеха готовый, шпаклёваный и крашеный кузов, его легко вчетвером поднимали и устанавливали на раму. За первый месяц, мы собрали все три модели, плюс два арборитовых катера, один большой, с адмиральским салоном и четырёх цилиндровым двигателем, второй маленький с двухцилиндровым мотором, который, по моему мнению, должен будет заменить капитанскую гичку на кораблях. Время было зимнее, и оставшееся до весны время, цех работал на 'склад'. Я всё это время готовил публику к показу новинок.   - Это господа новое слово в моторостроении, мы продемонстрируем вам некоторые изделия которые перевернут ваше сознание. Три модели автомобиля, две модели катеров, Адмиральский и капитанскую гиску.    Что вы скажете о тридцати узловой скорости господа. Без угольной топки кочегара и машиниста, без копоти и угольной сажи? Готовится к показу две модели аэропланов, вот рисунки предлагаемых моделей автомобилей и катеров.   - Какова будет стоимость автомобиля - прозвучал первый вопрос из зала.   - Не меньше чем стоимость кареты с шестёркой першеронов,- ответил я.   - И кому она в таком случае будет доступна? Разочарованно спросил молодой лейтенант.   - Есть ещё одна модель попроще, ценою в пару рысаков, - попробовал успокоить я его.   - То же, не дёшево.   - Не дёшево, согласен, ответил я, но господа, любой штучный товар дорог. Те из вас кто увлекается охотой, знают, сколько стоит хорошее охотничье ружьё. На те деньги, которое заплачено за ружьё, можно десяток лет вкушать мясо из лавки. Но в первую очередь наши механизмы будут предложены армии и флоту.   - Ладно катера, но зачем флоту, автомобили? Голоса из зала, где я делал доклад были разные и это означало что он заинтересовал многих офицеров.   - Да мало ли, -удивился вопросу я, - перевозить боеприпасы из арсенала на причал, грузоподъёмность всё же сто пудов, это же несколько телег можно заменить. А легковой автомобиль для штабных офицеров, как гичка на море. Потерпите немного, после первого ледохода, первые образцы будут показаны в Крепости.    Наладив производство автомобилей, мы вплотную занялись мотором для подводной лодки, расчёты показывали, что только блок цилиндров будет весить около пяти тонн, поэтому мотор собирали в крепости рядом со стапелем, где шла доводка второго миноносца. Я настоял на том, что бы моторы собирали сразу в отдельной секции, две из которой собрали в запас при строительстве второго корпуса миноносца.   Над секцией собрали щитовой сарай, в который провели свет и тепло. Бригада сборщиков моторов неторопливо и тщательно притирала сопрягающиеся поверхности головок блока цилиндра. Их из-за их тяжести пришлось сделать восемь штук, по одной на каждый цилиндр. В общем мороки было много, и либо я ,либо Кутейников постоянно находились с рабочими. За два месяца с грехом пополам, мы закончили монтаж моторов в отсек. И начали их испытания, которые продлились ещё пару месяцев, ибо я не разрешал стыковку моторного отсека к миноносцу пока не будут произведены испытания.   Демонстрация новинок произвела фурор, адмиралы оценили и легковой автомобиль, и адмиральский катер. На демонстрацию приехали и армейские чины. Для того чтобы принять решение о заказе комиссия потребовала провести собственные испытания, и потребовала по три образца каждой модели автомобиля и катера. Пришлось отдать требуемое количество техники. Мы не стали ждать армейского заказа, и начали продавать автомобили и катера в частные руки. Открыли магазин на набережной Невы, провели демонстрацию перед публикой, я лихо рулил автомобилями, а Кутейников гонял по Невским каналам на невиданной доселе скорости. Первым покупателем автомобиля был какой-то кавказский князь, не торгуясь, он выложил на конторку запрошенную цену золотыми червонцами, посадил в салон новенького кабриолета свою даму, за руль сел его шофёр, они сделали круг перед ошалевшей публикой и укатили.   После этого случился бум потребительского спроса, как оказалось в Петербурге полно людей с туго набитыми кошельками. Пришлось открыть запись желающих приобрести автомобиль. Пошли в продажу катера и гички.   Всё же город стоял на островах, и иногда по каналу было легче добраться из одного района в другой. Мы наняли людей и расширили дело, в авто магазине начали продаваться и грузовики. Купцы и промышленники быстро посчитали выгоду и потребовали автомобиль повышенной проходимости и грузоподъёмности.   - Сделаем, но нужно время, пока покупайте что есть,- сказал Кутейников и сел за чертёжную доску.   Моторы для миноносца отработали два месяца почти без поломок, Да и те были исправлены в течении пары часов на месте, в двух случаях произошел преждевременный износ вкладышей на коленчатом валу, в трёх случаях засорились форсунки, и один раз пробило прокладку головки цилиндра. Флотская комиссия признала испытания удовлетворительными и рекомендовала моторы на установку в миноносец. Пока разбирали корпус миноносца и раздвигали его для установки отсека на место, я приказал, и мастера провели капитальный ремонт мотора. Были заменены все вкладыши, прокладки, и сальники, проверены и прочищены все трубопроводы, наконец всё было сделано. Передо мной на стапеле стоял свежевыкрашенный корабль, первая по настоящему подводная лодка в России. Зубастая Щука! Осталось приручить её, и это я сделаю! Я уже видел себя смотрящего в перископ на громадину японского флагмана и отдающего команду,- Аппараты пли! И отсчитывающего хронометром последние секунды его жизни.    Второй миноносец спустили без шика и пыли, да присутствовали высокие чины из штаба флота, да играл оркестр, но прошлого ажиотажа не наблюдалось. Работники стапеля, проверили корпус на герметичность, да и уступили свои места, постоянному экипажу. Вот тогда я отвел душу. Оказалось, что надводная скорость корабля составляет 18 узлов, подводная, шесть узлов, под РДУ ,9 узлов. Дальность хода в надводном положении 1200 миль, под водой на аккумуляторах 70 миль. Вполне прилично для 1895 года, а ведь у меня в запасе ещё целых девять лет, и я не собирался их пролежать на печи, наоборот я собирался вооружить Россию оружием Победы.   На стапель вытащили первый миноносец и готовились к его разборке, а в сарае рядом со стапелем собирали отсек со второй парой моторов для 'Петра Кошки'. Оплата моторов прошла со скрипом, но всё же я получил по две тысячи золотом за каждый двигатель. И поставил вопрос ребром, - Нужны ли вам такие моторы господа адмиралы?   - Решение по продолжению строительства серии подводного миноносца пока не принято, поэтому получите деньги за построенные моторы и оставьте нас в покое, примерно так прозвучал их ответ.   - Хорошо,- ответил я, и компания построила первый тепловоз, который предъявила комиссии министерства путей сообщения. Оно после недолгих колебаний, заказало у нас десяток тепловозов, и тем спасла нам моторостроительную программу. Зимой мы втроём накинулись на злосчастную 'Звезду' которая никак не хотела работать, и весной мотор загудел на стенде гоняя трёх лопастным винтом потоки воздуха. Корпус разведчика был почти готов, заканчивали оклейку перкалем хвостовое оперение. Двухмоторный вариант гидроплана, который, конечно же не был точной копией 'Каталины', а из-за своих более скромных размеров, скорее всего подходил на роль её младшей сестры 'Катюши', ибо это получился четырёхместный аппарат, с неизвестной пока грузоподъёмностью. Отработавшие положенный срок на стенде моторы, разобрали, осмотрели и пришли к выводу, что межремонтный срок эксплуатации двигателя равен примерно 150 часам. тем не менее собрали ещё два двигателя и после обкатки на стенде установили на 'Катюшу'. Остро встал вопрос в лётчиках испытателях.   Заметив однажды в небе над Охтой воздушный шар, я заинтересовался этим случаем и разыскал недалеко от Волковой Деревни воздухоплавательную команду, под руководством поручика Кованько. Однако летали они на воздушных шарах, наполненных водородом, и ни о каких самолетах понятия не имели, тем не менее, я пригласил поручика к нам на завод с тем чтобы показать необычный летательный аппарат который летает со скоростью более ста вёрст в час   - Более ста вёрст в час? Усомнился Кованько.   - Около 150, более точно цифру назвать не могу, аппарату проводят испытания, и результаты я вам скажу обнадёживающие, - ответил я. Кованько уточнив местоположение нашего завода обещал заехать на днях. и заехал таки, привезя с собой Великого князя Александра Михайловича, большого любителя новизны и энтузиаста воздухоплавания. И надо же такому случиться, что Костович именно в это время, пролетел мимо нас на высоте около двадцати метров над рекой.   - Я вас знаю, вы капитан первого ранга Колбасьев, тот, который построил подводный миноносец, и продемонстрировал его возможности Императору. С вами связана какая-то тайна.   - Всё просто, ваше Императорское Высочество, я принц Индии в изгнании, строю в России, свой 'Наутилус'.   - Шутить изволите! Великий Князь не принял шутки.   - Простите, Если есть какая-то тайна, то она не моя.   - Оставим тайны господин капитан первого ранга. Я видел ваш 'Наутилус', и не скрою, сразу понял его опасность в отличии, от некоторых тугодумов. Каков его нынешний радиус действия?   - 500 миль, Ваше Императорское Высочество, ответил я.   - Мало - констатировал Великий Князь.   - Если миноносец будет базироваться у побережья, то да, мало. А вот если он будет базироваться у судна обеспечения, то его радиус действия, можно смело увеличить до трех, пяти тысяч, ответил я. Судно-база, обычный грузопассажирский пароход, с грузом торпед , топлива, и продовольствия, может служить опорным пунктом в любой точке океана, целому отряду подводных миноносцев. Дежурство можно составить таким образом, что один миноносец будет всегда пришвартован у борта базы, а экипаж отдыхать в каютах и на палубе и в случае опасности, миноносец всегда прикроет свою базу торпедами. Кроме всего прочего, на судне обеспечения может базироваться и вот такой гидроплан - разведчик, в это время, Костович, опять пролетел над нами, но уже гораздо выше,- радиус действия которого, 4оо миль, -продолжил я,- а высота полёта до трёх миль, ничто и никто не скроется от глаз пилота и наблюдателя, они и будут наводить подводные миноносцы, на флот неприятеля.   - Где мы можем с вами поговорить господин капитан первого ранга,- спросил князь.   - Прошу пройти в заводоуправление, там у меня свой кабинет.   - Как долго ваш аэроплан будет летать? Мне хотелось бы поближе на него взглянуть, князь не скрывал своего любопытства.   - В цеху стоит ещё один гидроплан, но он несколько другой конструкции.   - Он тоже летает?   - Нет, сейчас на него монтируются моторы, но как только их смонтируют, господин Костович поднимет его в небо.   - Кто такой господин Костович? Ваш пилот?   - Нет ваше высочество, это мой компаньон и совладелец компании, а летает он потому, что сам является изобретателем гидроплана, и можно так выразиться, болен небом.   - Вы значит 'больны морем', ваш второй компаньон болен небом, а ваш третий компаньон, подождите не говорите, я вспомнил его, инженер Кутейников, он значит, болен автомобилями? Хорошая у вас компания. капитан, а эта болезнь не заразна ли?   - Заразна Ваше Высочество! Обычно она поражает людей с высоким образованием и верных своему долгу перед Отечеством.   - Покажите мне самолёт?    - Ваше высочество, лучше меня вам всё покажет и расскажет, автор изобретения, сейчас пустим ракету, и гидроплан приводнится на реку, не желаете ли увидеть это?   - Позже, сначала разговор с вами.    Зашли в мой кабинет, стены коего были увешаны схемами, чертежами и рисунками. Князь прошелся взглядом по рисункам и увидел рисунок дирижабля, на нём я в пропорциях нарисовал по памяти 'Гинденбург', причальную мачту и людей у гондолы.   - Почему он такой огромный? Посмотри Кованько, в него влезет десяток твоих шаров.   - Потому он такой огромный, что может поднять груз в шесть тысяч пудов, пятьдесят пассажиров и отвезти их на десять тысяч миль.   - Сказки, - почти синхронно сказали Князь и Кованько.   - Четыре года назад, мне приводили эти же аргументы, по поводу подводного миноносца, и я был лейтенантом. Сегодня я капитан первого ранга, если я за четыре года построю этого колосса, и подниму в небо сто тонн, и пятьдесят пассажиров, получу ли я звание полного адмирала Ваше Императорское Высочество,- спросил я, твердо глядя в глаза Великому Князю?   - Вы твёрдо в этом уверены?- спросил Князь   - А что может помешать мне, это сделать?- ответил я.   - Кованько, подите к причалу, пустите ракету и приведите, наконец, пилота. Князь отправил нежелательного свидетеля нашего дальнейшего разговора.   - Покойный брат мой, император Александр Третий, зная моё пристрастие к кораблям и морю, написал мне письмо не задолго, до своей кончины. В коем посвятил меня в вашу тайну, в удар молнии и последующие видения, которые вас посетили. В частности, он открыл мне, какую роль вы сыграли в судьбе моего племянника нынешнего Императора. Просил меня переговорить с вами на военно-морские темы. Не скрою, я следил за вашей деятельностью с тех пор как узнал о вас из письма. Всё говорит о том, что вы готовитесь к войне. Не хотите поделиться бременем ноши?   - Хорошо, раз покойный император, рассказал вам обо мне, значит, он на то имел основания. Да князь, я готовлюсь к войне. Которая, вспыхнет на Дальнем востоке. Коварно, без объявления войны, 9 февраля 1904 года, Япония нападёт на наши базы и корабли на Тихом океане. Моя душа, как бы переселилась в меня же самого, но в 1904 году. Та, моя подводная лодка из 'будущего', жалкое подобие той, что я построил ныне, была взорвана экипажем и затоплена в бухте Люйшуаня, не сделав ни одного выстрела. Мало того, Россия потеряла в той войне два флота, тихоокеанский и сборный черноморско-балтийский, почти все корабли первого и второго ранга. Потеряна база флота с незамерзающим портом, будут потеряны территории, разбита армия, народ содрогнётся от унижения. И как вы думаете, кого он назовёт виновным в этой трагедии? А если ему ещё и ткнут пальцем в виновного? Кто у нас отвечает перед богом за Россию?   - Император, хриплым голосом ответил Великий Князь.    - Ваше Императорское Высочество, помните ли Вы причины, из-за которых произошла Французская революция 1799 года? Кто-то внушил народу, что королевская власть потеряла доверие в глазах духовенства, дворянства и буржуазии, а среди последних, утверждалась мысль, что власть короля является узурпацией по отношению к правам сословий и корпораций, то же самое, произойдёт и в России в случае проигрыша в войне с Японией.   - Кому же выгодно разрушение Российской Империи? Великий Князь ждал от меня объяснений, но я. не дал их ему.   - Не знаю и даже не догадываюсь, наверное тем, кто чувствует в России силу. Я ваше императорское Высочество не занимаюсь политикой, я занимаюсь тем, в чём больше всего разумею, подводными миноносцами.   - Но вы, я сужу по рисункам и некоторым чертежам, занимаетесь и дирижаблем, Великий Князь элегантным жестом показал на висящие, на стене чертежи.   - Занимаюсь, потому, что вижу их великое будущее, ответил я князю. В это время в дверь постучали, и в кабинет вошел Костович в сопровождении Кованько.   - Позвольте представиться Ваше Императорское высочество, инженер Костович.   - Здравствуйте господин инженер, имел удовольствие наблюдать за вашим полётом, капитан первого ранга Колбасьев, утверждает, что вы являетесь автором изобретения гидроплана.   - Мы соавторы, Ваше Императорское Высочество, скажу честно, доля господина Колбасьева в этом изобретении превышает мою долю, вдвое.   - Тогда почему вы отказались мне показать и рассказать о гидроплане,- Великий Князь повернулся ко мне.   - Потому Ваше Высочество, что идеи не скрою, мои, но воплощал их в дерево ткань и металл, Огнеслав Степанович. Между идеей и воплощением, как вы знаете, бездонная пропасть. Я вот например, не рискну поднять в воздух 'Чайку'.   - 'Чайку'? переспросил Великий Князь.   - Так мы назвали первую модель гидроплана,- присоединился к разговору Костович.   - Так у вас есть несколько моделей? Как и автомобилей? Вопросы из Великого Князя, сыпались один за другим.   - Пока только два типа, но мы работаем в направлении расширения ассортимента. Если позволите, я проведу вас цех, где достраивается 'Катюша', и Костович приоткрыл дверь перед князем, готовый его сопровождать.   - Идёмте, - сказал князь, и мы вчетвером вышли из заводоуправления.   - Аппарат покрыт водоотталкивающим слоем лака, ваше высочество, он пока не высох, поэтому не прикасайтесь к нему, дабы не испачкаться.   - Похож на адмиральский катер, только с крыльями, князь обошёл самолёт вокруг, осматривая доступные взгляду детали. А почему моторы так высоко,- спросил он после осмотра самолёта.   -Это четырёхместный вариант гидроплана, Ваше Высочество, он взлетает и садится на воду, моторы так высоко расположены для того, чтобы до их не достали брызги воды, и не сломать лопасти винта о воду.   - А первый ваш гидроплан, на сколько мест?   - На два,- продолжил объяснения Костович,- одно место занимает пилот, второе наблюдатель. Гидроплан нами заявлен как флотский разведчик и курьер.   - Каким образом этот аппарат может исполнять разведывательные действия,- повернулся Великий Княз ко мне.   При подходе к предполагаемому месту боестолкновения с эскадрой противника, на воду спускается гидросамолёт, взлетев он, набирает высоту да двух миль описывает расширяющиеся окружности вокруг своей эскадры, или летит на пересечение предполагаемого курса вражеской эскадры. Наблюдатель в бинокль разглядывает океан до горизонта, неприятельская эскадра обязательно выдаст себя тучей дыма, которая как вы знаете, висит над эскадрой идущей полным ходом в бой. Наблюдатель с высоты полёта, пересчитает количество кораблей и их типы, а так же курс вражеской эскадры. После этого, гидроплан- разведчик летит к своему флагману. Пролетая над своим флагманом, наблюдатель сбрасывает ему на палубу тубус с донесением. Вот где-то так, Ваше Высочество, закончил я объяснение.   - А кто сейчас исполняет функции наблюдателя у вас в полёте, князь повернулся с вопросом к Костовичу.   - Мешок с песком, Ваше Высочество, отвечал Костович, уже понимая, к чему клонит Князь,- самолёт не терпит сильного изменения центра массы, вот и приходится возить с собой мешок вместо наблюдателя продолжил он объяснение. Наконец прозвучало ожидаемое.   - Возьмёте меня в полёт?   - Только при одном условии, Ваше Высочество, вы сейчас пишите записку, в которой берёте господина поручика и меня в свидетели, что снимаете с Костовича любые обвинения в случае аварии гидроплана и в предумышлении нанесении вам увечий, - твердо заявил я.    Дайте лист бумаги, - торопливо написав текст, князь скомандовал Кованько,- подписывайте поручик, тот подписал и передал лист мне, я прочитал текст и тоже подписал, сложил лист и спрятал его в сейф.   - Огнеслав Степанович, обратился я к Костовичу, ради Бога, как хрустальное яичко, возможно вы везёте будущего главкома Воздушного Флота России, и проследи заради Христа, что бы он правильно пристегнулся.   Мы с Кованько остались вдвоём на причале, а Костович дал команду механику, крутануть винт, что тот и сделал, мотор как говорится, завёлся с пол оборота. Гидроплан немного отнесло течением от причала, Костович добавил оборотов, и развернул гидроплан вдоль фарватера, но против дующего вдоль него ветра. Проверив работу руля поворота и элеронов, разогнал аппарат и легко поднял его в воздух, скрылся с наших глаз за группой деревьев росших вдоль берега. Кованько заволновался, но глядя на меня спокойно стоявшего на причале взял себя в руки, и правильно сделал, ибо парой минут спустя, гидроплан пролетел мимо нас, и уже на этом курсе его движения, нам ничего не мешало за ним наблюдать. Ещё один разворот и аппарат сел на воду, порыкивая мотором, он доплыл до берега и уткнулся в него носом лодки. Костович выключил мотор, затем помог Князю расстегнуть страховочный ремень и они сошли на берег.   - Каковы впечатления,- спросил я князя.   - Это безумие! Сначала безумно страшно, потом безумно интересно, потом испытываешь безумное счастье от скорости, высоты и чувства всесильности! Кованько! Твои шары, можно сжечь. Самолёты завоюют небо. Или всё же дирижабли, господин капитан первого ранга,- обратился с вопросом ко мне князь.   - Небо, или как его ещё называют Пятый океан, Ваше Высочество, огромно. В нём места хватит всем.   - Хорошо, в небе я полетал, теперь хочу опуститься под воду на вашем миноносце. Или вы потребуете с меня ещё одну бумагу?   - Не потребую Ваше Высочество, у подводных кораблей есть одна особенность.   - Какая? На вопросы князь был горазд.   - Подводники либо все спасаются, либо все погибают. Я в любом случае, буду рядом с вами.   - Но вы дадите мне возможность выстрелить миной в цель, князь как мальчишка хотел впечатлений.   - Ну, если вы оную цель предоставите, то почему бы и нет, - отвечал я,- мне и самому хотелось что ни-будь утопить. Нет ли где в мире, морской войны между державами? Вы на 'Сисое' Ваше Высочество, я с двумя подводными миноносцами, повоевали бы, поднабрали военного опыта...   - Да вы никак романтик, господин капитан первого ранга, корсарствовать надумали, а то, что это приобретение военного опыта, ударит, по престижу России подумали?   - Виноват Ваше Императорское Высочество,- рявкнул я, придав лицу 'вид бравый, но слегка придурковатый'.   - Вы это бросьте мне, хотя я буду иметь ваше предложение в виду, князь как говорится, 'оставил дверь открытой'   - И то хлеб, подумал я,- на японо китайскую мы опоздали, так хоть на Испано -Американскую успеем. И не факт, что на этот раз, Россия выступит стороне Северо-Американских Соединённых Штатов, уж я Великому князю спою арию о 'данайцах дары приносящих'.   27 апреля 1895 года, Попов продемонстрировал модернизированную радиостанцию Теслы, теперь можно было переговариваться между абонентами на расстоянии в 1000 миль. А при строительстве промежуточных станций, то можно было переговариваться и с Владивостоком и новой крепостью Порт - Артур, так что всемирная слава не обошла Попова вниманием и на этот раз. Иностранцы и так ревностно следили за новинками, появившимися в последнее время в России, а тут вообще нагло потребовали поделиться счастьем. То бишь, продать им лицензии на собственное производство радиостанций.   - А почему бы и нет,- подумал я, и продал её первоначальный вариант по смешной цене, в пятьдесят тысяч английских фунтов за лицензию Великобритании, за сто тысяч золотых марок её противнику Кайзеровской Германии, и за двести тысяч франков Французам. В общем, на каждый вложенный в патент Теслы золотой рубль, я получил пятнадцать полновесных золотых рублей.    Великий Князь нашел таки где-то старый корпус броненосца береговой обороны, и вытащил его в море. На всякий случай буксир отдал буксировочный трос и ушёл в порт, ибо капитана буксира предупредили, что броненосца одна дорога, на дно. 'Касатка' а именно такое название получил второй миноносец, шла за броненосцем 'Сисой Великий' в заранее оговоренный район 'Маркизовой Лужи', с броненосца просемафорили , - 'вижу цель', и спустили гичку, на которой к нам на борт пробыл Великий Князь.    Тут же, едва ступив на борт Великий Князь распорядился,- командуйте господин капитан, не обращайте на меня внимание, я хочу почувствовать движение корабля, азарт охоты и не забудьте, вы обещали мне выстрел.   - Я нажал на кнопку 'ревуна', и прокричал в микрофон громкой связи,- Боевая тревога! Унтер, погружение на перископную глубину, экипажу осмотреться в отсеках! Палуба мягко ушла из-под ног, это миноносец нырнул на глубину. Я поднял перископ и огляделся, - вот он 'Сисой', топает малой скоростью в паре кабельтовых по правому борту. Отчетливо слышен лязг металла, кто-то на броненосце стучит кувалдой по металлу. Приотстав от броненосца, я сразу увидел дрейфующий корабль, нашу цель, и тут же, парой команд рулевому привёл миноносец к удобному углу атаки. - Учебная минная атака,- выдал я следующую команду,- минные аппараты на тоовьсь, Минёры, отошли нахер от аппаратов, первый и второй аппарааат! Пли!. Ваше высочество, доложил я,- подводный миноносец учебной минной атакой утопил вражеский броненосец, расход мин две штуки, разрешите продолжить учение?   Продолжайте,- разрешил князь.   -Лейтенант, - подозвал я командира миноносца,- отойдите кабельтовых на десять и повторите атаку. Не забудьте, учебную атаку.   Миноносец всплыл под РДП и резво отбежал в сторону, затем лейтенант повторил манёвр ухода лодки под перископ, выход на удобный угол атаки, последовала команда 'Минёры нахер', и следом команда, третьим и четвёртым аппаратом пли! Лейтенант повторил мой доклад, Великому Князю.    Теперь ваша очередь Ваше Высочество. Управление Миноносцем ничем не отличается от его надводного собрата, разве что мы, можем ходить и под водой. Возьмитесь за рукоятки перископа, Оглядитесь, найдите цель, попытайтесь привести нос корабля перпендикулярно миделю атакуемого корабля, отдав соответствующие команды рулевому. Имейте в виду, что ближе шести кабельтовых подходить к предполагаемой жертве не желательно. Можем сами пострадать от гидравлического удара вызванного взрывом наших торпед. Князь отдал соответствующие команды, и уже готов был дать команду, 'пли', когда я попросил его дать мне посмотреть в перископ на угол атаки. С ней было всё в порядке, при такой скорости дрейфа старого броненосца, попадание торпед неминуемо. Снова уступил место у перископа Великому Князю, и произнёс,   - Командуйте, Князь.   - Первый и второй аппарат, пли! Миноносец выплюнул торпеды и попытался 'клюнуть небо', но трюмный унтер удержал миноносец на глубине. Князь заворожённо глядел в перископ. Секунд через тридцать ахнул взрыв, один, вторая торпеда или прошла мимо или слишком заглубилась.   - Ну чего мы стоим и смотрим князь? Я понял, что атака не удалась и надо добивать 'подранка'.- Мы будем командовать кораблём или как? Приводите, цельтесь, стреляйте, у вас ещё четыре заряженных минных аппарата, надеюсь, броненосец ещё не утонул?   - Нет ещё, но дело идёт к этому.   - Тем более, командуйте Князь.   При повторной атаке, взорвались обе торпеды.    -А вот теперь Ваше Высочество, представьте себя на мостике того броненосца, вокруг, тишь и гладь, ну прямо божья благодать, и вдруг пара взрывов у борта, корабль тонет, что подумает командующий эскадрой?   -Он подумает, что эскадра попала на минное поле и застопорит ход! Произнёс князь.   - Именно, и вот тут как говорится, есть возможность его взять за жабры,- раскрыл я один их приёмов ведения подводной войны Князю. Представьте, что в засаде, поперёк предполагаемого курса эскадры, расположилась стая подводных лодок, и первая из них, которая увидела неприятеля, сообщила остальным местоположение и курс эскадры. И вся стая на полном ходу спешит к месту первого контакта, пять или лучше десять лодок, а вражеская эскадра в этот момент занята спасением экипажа с тонущего корабля. Наши подлодки в это время разбирают себе цели глядя в перископы, и у нас от двадцати до сорока торпед в залпе носовых аппаратов и ещё от десяти до двадцати в кормовых аппаратах...- Корабль к всплытию, продуть главную балластную цистерну!   ----------------------------------------30.07.16.---------------------------------------------------------   Армия закупила у нас обе модели автомобиля, и самолётов. Конечно, на это решение повлиял, Великий Князь. Каких трудов ему стоило переубедить великого князя Петра Николаевича, шефа военного инженерного управление русской армии переменить свои взгляды на авиацию, знает только он. Состоялась ещё одна демонстрация наших гидропланов, на которую была приглашены все Великие Князья. Так или иначе, именно они определяли, будет ли принято на вооружение то или иное оружие, ибо все являлись почётными шефами. тех или иных управлений в Российской армии. Вот один лишь пример, всеми вопросами воздушного флота ведало тогда Военно-инженерное управление русской армии, а его 'августейший шеф', Великий Князь Петр Николаевич, публично заявлял: 'В аэропланы я не верю, будущее не им принадлежит'.   Когда на глазах изумлённых великих князей, со стороны Финского залива прилетела двухмоторная 'Катюша', которая приводнилась, а затем взлетела, и сделав несколько кругов воздухе, набрала высоту, затем спланировала в сторону моря и снова приводнилась все кинулись к берегу где причалила летающая лодка. Если бы не предусмотренная нами цепь солдат, некоторые из князей в ажиотаже попали бы под винты. Из гидроплана на берег первым спустился Великий Князь Александр Михайлович, следом за ним мы, трое основателей компании 'Три богатыря'. Подойдя к родственникам, Князь обратился к ним.   - Господа, имею честь представить вам трёх богатырей русской инженерной мысли, и поочерёдно представил нас, - Капитан первого ранга Колбасьев, инженера Костович, инженер Кутейников, и их новое детище, гидросамолёт. Вы не поверите господа, но полчаса назад, мы пили чай в Кронштадте!    Битых три часа мы втроём, отвечали на возникшие вопросы, - да, возможен и сухопутный вариант, да, необходимо наладить обучение пилотов, да, самолёт требует квалифицированного ухода, да он может использоваться и в военных целях, да, на нём можно долететь до Москвы, и в тот же день вернуться, да. самолёт, дороже автомобиля. - Да, при государственном заказе, мы готовы поставлять три модели самолётов для армии и флота. Нет господа, на сегодня полёты с лицами августейшей фамилии не предусмотрены.   - А как же Сандро?   - Великий Князь, моряк, а мы моряки народ рисковый,- ответил я на вопрос и добавил,- кроме того, он дал расписку, что в случае катастрофы, претензий к пилоту не имеет. Полёты мы начали осуществлять совсем недавно, у пилота мало опыта, я не хочу рисковать репутацией компании, - закрыл я тему.    Неделю спустя, была организована, Гатчинская школа воздухоплавания, и Костовичу волей или неволей пришлось учить молодых пилотов, Огнеслава Степановича, снова вернули во флот, дали звание капитана второго ранга и десяток молодых пехотных офицеров, вызвавшихся добровольцами стать пилотами. Механиков, мы решили готовить у нас в сборочных цехах. Это с одной стороны прибавило хлопот, с другой стороны бесплатная рабочая сила на дороге не валяется. Через полгода, выпустив первый десяток пилотов, Костович вернулся к проектированию своего дирижабля. В порядке шефской помощи, нам досталось имущество первой воздухоплавательной команды Кованько, а именно два десятка комплектов воздушных шаров, и главное баллоны с водородом, и водородную станцию.   - Наиболее подходящим газом, для воздушного корабля является гелий, во первых он не горюч, а водород, как вы сами знаете мало того что горюч, но ещё и взрывоопасен, малейшая искра, и здравствуй те апостол Пётр,- просвещал я Костовича. Поэтому давайте поинтересуемся, может кто-то, уже производит этот газ, если нет, то давайте обратимся к российским учёным, да хоть к самому Менделееву за помощью. Думаю, что ему эта задача по плечу, а пока можем воспользоваться имеющимся у нас водородом. Я внимательным образом изучил ваш проект дирижабля Огнеслав Степанович,и не счёл возможным, что-то в него добавить, разве что из-за привалившего нам подарка, мы могли бы увеличить размеры сигары и тем самым увеличить грузоподъёмность воздушного корабля, и естественно нужно удвоить количество моторов. Как вы на это смотрите?   - Но тогда придётся изменять и конструкцию гондолы,- Костович не сопротивлялся, просто констатировал факт.   - Ну совсем незначительно, - самым мягким тоном на какой я был способен, сказал я, - делов-то немного, добавим пару секций, ничего страшного. Главное отделить пассажирскую палубу от трюма с баллонами водорода, и поставить на выхлопные трубы моторов, пламегасители. Давайте подсчитаем, какой объём газа нужен будет, например, для подъёма десяти тонн, полезного груза. Стотонный, будем строить тогда, когда набьём руку и глаз, на малышах. Итак, что мы имеем? А имеем мы около 25000 тысяч кубометров газа. Шары нам достались пятнадцати метрового диаметра, считаем объём шара, и получаем, 1750 кубометров в одном шаре. Значит, нам надо набрать в трюм 14 шаров, отсюда длина дирижабля получается 210 метров. Длинновата колбаса получилась, не находите Огнеслав Степанович?   - Как бы да Евгений Викторович, что будем делать, - спросил меня Костович..   -А давайте воспользуемся формулой 'золотого сечения', для приведения длины и диаметра к гармонии. Нам известна желаемая кубатура газа, Золотое сечение это примерно 68% длины к 32% диаметра. Или в нашем случае сто метров длины и тридцать метров в диаметре. Вот из этих цифр давайте и будем исходить Огнеслав Степанович. Есть возражения? Дополнения?    Баллоны придётся переклеивать, а это морока ещё та, проще новые заказать. Костович был таки прав, шить из большего меньшее это одно, а наоборот совершенно другая музыка.   - А что нам мешает это сделать? Я глянул на своего визави, да ещё в придачу закажем и всю оболочку сразу. Мы готовим каркас, гондолу, моторы. Нам привозят готовое заказанное изделие, мы вставляем шары на их места в трюме, натягиваем и закрепляем оболочку, крепим моторгондолы и пассажирско-грузовую палубу, Заполняем шары газом и выводим готовый дирижабль их эллинга. Как вам процесс Алёша Попович?   - Замечательно,- ответил мне Костович,- осталось начать и закончить. Мне придётся переделать половину работы. Моя 'Россия' была на треть короче и на четверть тоньше в талии.   - А кому сегодня легко? Путь к полному адмиралу, заковырист, знаете ли. Так я даю команду Кутейникову заказать требуемое?   -Давайте это сделаю я, приготовлю чертежи, и вот ещё что, мы ведь можем заказать баллоны и в виде цилиндров, а последние два с конусом у одного из боков. Таким образом, мы достигнем более полного использования внутреннего объёма трюма.    - Бог как говорится в помощь, но вам придётся обязательно пересмотреть проект трюма, там полно расчалок балок и ферм, - задумчиво произнёс я.   - Вот этим я и займусь,- Костович демонстративно собрал чертежи и ушёл в свой кабинет.- Меня нет ни для кого весь ближайший месяц,- донёсся его голос из-за двери.   - Чем бы и себе заняться,- думал я вслух, меря кабинет шагами вдоль и поперёк. И остановился как вкопанный, - а как ты голова садовая собираешься доставить пару миноносцев к берегам Америки, чай не ближний свет, Сегодня корабли даже из Финского залива не выбирались, а тут переть, через океан. Первое сто пришло на ум, это корабль платформа, вторая мысль корабль спасательное судно типа 'Волхов'. Но он больше одного миноносца между корпусами не возьмёт, сам невелик, а корабль-спасатель нужен, это без вариантов, не дай, конечно Бог, но сейчас единственное спасение, это плавучий кран и колокол. Великий Князь поможет протолкнуть идею в Адмиралтействе, после полёта на гидроплане и торпедной атаки, он поддерживает любую мою идею. Кстати учится на курсах пилотов, мечтает сам поднять самолёт в небо. А почему бы и нет, молод, здоров, любимец и любитель женщин. В кожаном костюме и шлеме пилота будет неотразим. Значит, остановимся на проекте спасательного судна 'Волхов', но здесь он будет исполнять и роль судна базы, поэтому, чуть добавим длины корпуса, пусть будет сотня метров, сделаем корпуса катамарана повыше, а значит общая грузоподъёмность увеличится, лебёдки помощней, а арки подъёмных кранов массивней, дизеля, генераторы, электромоторы на лебёдках. Теперь надо придумать, как он возьмет на борт два миноносца и уволочет их за океан. Задача как говорится нетривиальная. О доставке лодок на Дальний Восток, особо можно не беспокоиться, доставили их в прошлый раз, доставят и в этот. Японцы, конечно, узнают о подлодках, война, возможно примет другой характер, но такого побоища как в прошлый раз уже точно не будет. Я не допущу!   -----------------------------------------------31.07.16.--------------------------------------------------------------------------------------------   - Итак Ваше Имераторское Высочество, я...    Великий Князь прервал меня,- наедине, разрешаю вам обращаться ко мне по имени отчеству, вы заслужили это своим служением Отечеству.   - Благодарю за оказанную честь Александр Михайлович, так на чём я остановился? Ага, вспомнил. Для спасения экипажа подводного миноносца необходимо построить спасательное судно. Я долго размышлял над его конструкцией, и у меня получился вот такой проект. Судно катамаран, с подъёмными механизмами между корпусами. Если вы приглядитесь, то заметите один нюанс. Спасатель может взять между корпусами два миноносца и унести их за три девять морей. Кроме того, на нём естественно установлено водолазное оборудование, с помощью которого можно поднимать со дна моря различные материальные ценности, от затонувших подводных лодок, до сокровищ с затонувших галеонов. Раз уж мы подумываем о приобретении военного опыта в тех местах, то почему бы заодно не поискать сокровища. И для казны прибыток и нам опыт водолазных работ. Эскадру не пошлют, а вот отряд кораблей вполне возможно, всё равно туда придётся посылать, так почему не окупить понесённые затраты? Есть ещё одна причина, по которой нам необходимо побывать у берегов обеих Америк.   - И какая же, - заинтересованно спросил Великий князь.   - Во первых, как я ранее говорил, чтобы поднять сокровища, во вторых, что бы дать по морде наглой рыжей морде, возомнившей себя Властелином мира.   - Это вы о ком? Князь всё ещё не понимал к чему я веду.   - Помните, вы князь спрашивали меня, кому был выгоден проигрыш войны с Японией в 1914 году?   - Помню, но вы тогда отделались какой-то отговоркой,    - Я сказал тогда, что я не политик, а моряк, и решаю только те задачи которые мне по силам.   И что,- Князь просто заставлял меня высказаться, маскируя свою заинтересованность в вопросах, - вы что, вдруг почувствовали себя политиком?   -Нет Ваше Высочество, я почувствовал, что можно повернуть колесо Истории немного в другую сторону и возможно те несчастья, что должны были поразить моё Отечество, настигнут тех, кто их задумал.   - И что для этого по-вашему надо сделать?   - Помочь Испании не проиграть войну с Северо Американскими Соединёнными Штатами, которая начнётся 15 февраля 1898 года. Не забесплатно конечно, а за одну из её американских колоний, например за Кубу. Всё равнопо итогам этой войны Испания их потеряет. В крайнем случае, можем заплатить пару миллионов песо, там этих песо возле затонувших галеонов лежат горы.   - Нужно как минимум знать, где они точно лежат эти ваши горы песо, - Великий Князь с сомнением посмотрел на меня,- побережье тянется на тысячи миль с Севера на Юг, на поиски сокровищ может уйти вся жизнь.   - Совершенно случайно, мой дед, будучи в Испании, приобрёл письмо спасшегося моряка с галеона 'Нуэстра сеньора де Аточа'. В котором описана буря, само крушение галеона, а также несколько заметных скал, на берегу острова, по которым можно довольно точно определить местоположение обломков. Знаете, что вёз галеон? 3000 тысячи пудов серебра в слитках, драгоценности, золото. За пятую часть сокровища, я готов указать место крушения.   - А чем вы можете гарантировать подлинность документа?   - Гарантирую подлинность документа, доброй памятью моего деда, и как всегда, честным словом офицера. Собственно говоря, я в состоянии оплатить постройку судна сам, но за что тогда получит четыре пятых сокровищ, Российская Казна?   - Я должен это обсудить с императором,- великий князь нервно забарабанил пальцами по поверхности стола.   - Ради бога, но постарайтесь сузить круг посвящённых Александр Михайлович, иначе нас по всем морям и океанам будут сопровождать чужие глаза с большими пушками.   - Проект судна готов?   Даже два, вот они, второй проект, это судно док, для транспортировки миноносцев на дальние расстояния и х докового ремонта, я указал на внушительный рулон чертёжной бумаги и несколько десятков папок с документацией.   - Вы позволите, мне взять чертежи для того что бы обсудить проект со специалистами?   - Конечно, Александр Михайлович, буду рад прочитать отзывы, и совсем счастлив, увидев кили кораблей заложенные на стапеле.   Через месяц меня вызвали на комиссию защищать свой проект и после моего выступления, председательствующий адмирал передал уже готовое решение секретарю, а тот передал его мне. В документе, признавалась новизна обоих проектов, но отдано было предпочтение судну спасателю, ибо как говорилось в документе,- возить корабли кораблями, непозволительная трата денег, проще их строить на месте, либо везти железною дорогою.   - Верфи у нас есть на всех морях, вот и в Порт-Артуре, строим док и стапель, железную дорогу тянем, так что второй ваш прожект блажь чистой воды, старенький адмирал, из-за слабого зрения смотрел на меня прищурясь, из-за этого наш разговор походил на разговор подследственного и следователя.   - Вторым известием меня огорошил Великий Князь.   - Серебро нынче не в фаворе, из означенного серебра в кладе можно сделать всего 21миллион рублёвых монет. Если бы там лежало золото, тогда бы было другое дело. У вашего деда нет координат золотого клада?   - Есть ваше императорское высочество. За те же 20 процентов, я могу подсказать, где лежит примерно 40000 пудов золотого песка и самородков.   - 8000 тысяч пудов золота в частных руках? Это нонсенс, никто не позволит вам так неприлично разбогатеть. У Императора личное состояние оценивается скромнее, а он Самодержец Всея Руси и многия, многия... земель и народов повелитель.   - Ну тогда ничем не могу Вам помочь, сухо ответил я.   - Возьмите в возмещение части золота, титулом, землями, и должностью, наконец.   - Граф, Наместник на Дальнем Востоке, и ни пуда золота за это. Мало того, я по своему разумению выберу себе в помощники, офицеров Флота и Армии. Это мои условия, и можете передать Императору, что торг не уместен, ибо я взваливаю на свои плечи судьбу края и миллионов людей.   -Наместником может быть только родственник Императора. Вы даже не бастард. Великий князь трезво смотрел на вещи, и тоже что-то подсчитывал в уме, а Хокайдо, принадлежит Японии.   - Тогда ваше высочество, я приглашаю вас на эту должность, я займусь промышленностью, вы армией, Макаров, Флотом. Ох и навертим мы там японцам, без штанов и острова Хокайдо останутся, навеки вечные зарекутся недобро смотреть в сторону России. Поехали, Александр Михайлович! Объявим казакам Войска донского, Тёрским казакам, что переселенцам на Дальний Восток, пахотной землёй по 10 десятин на члена семьи мужского пола, наделяют, деньжат посулим, да и заселим край народом. За восемь лет, я надеюсь, мы приготовимся к войне.   -Если мы приготовимся, то возможно Япония не нападёт, - предположил Великий князь.   - Ну тогда мы нападём, предложил я, - незачем иметь такую занозу в заднице.   - Европа нам не позволит этого сделать, отвечал князь,- ей вообще не нравится наша экспансия на Дальний Восток. Ей и то, что мы купили у Китайцев Порт - Артур, не нравится.   - Эх, а давненько Европа не нюхала запаха русских портянок, они что думают, вломили нам в Крыму, и этим посадили русского медведя на цепь? А давайте докажем, что этим они его только разьярили. Он забился в тайгу и зализывает раны, а сам готовится навестить охотников. Золото у нас будет, инженеров талантливых у нас достаточно. А Порт - Артур? Честно говоря, мне он тоже не нравится, ответил я Великому Князю.   - И чем же, спросил Великий Князь.   Во первых, Александр Михайлович, как порт он неудобен тем, что рядом сухопутная граница с Китаем, который вечно будет считать Люйшуань своей территорией, во вторых воды в тех бухтах мелки, в третьих железная дорога к Порт - Артуру пойдет по территории населёнными враждебными нам племенами. Вложение денег в строительство крепости и реконструкцию порта, считаю напрасной, его надо оставить приманкой для жёлтой обезьяны. Япония обязательно нападёт! И потеряет Хокайдо! Огромный остров, Прекрасные незамерзающие бухты, готовые базы флота, рядом Сахалин и Владивосток. До Сан-Франциско, рукой подать. Ей богу едемте!   - А что вы говорили про, тех, кого хотите взять с собой, я имею в виду офицеров Армии и Флота.   - Ваше императорское высочество, вы капитан первого ранга, я тоже, кем нам командовать как не лейтенантами?   - Но вы, как я понял, говорили про известные вам фамилии, настаивал князь.   - Я встречался в Кронштадте, с мичманом Колчаком, очень грамотный офицер, говорят, был лучший на курсе в училище. Вот и подумал, надо брать с собой лучших выпускников училищ. Это им и практика и карьера. Ну и конечно же несколько уже опытных офицеров. Компания 'Три богатыря', тоже переведёт часть своих мастеров и цехов во Владивосток.    - Придётся мне опять напрашиваться на разговор с императором, и знаете что, я возьму вас с собой. Объясняйте ему свои резоны сами. Князь встал с кресла, давая понять мне, что разговор окончен.   -------------------------------------------------- 01.08.16.----------------------------------------------------    Неделю спустя.   - Я помню, как вы представлялись мне в присутствии моего отца. Кроме того, я на днях, наконец, прочитал его записку на ваш счёт господин капитан первого ранга. И вот, я узнаю, что вы становитесь инициатором неких авантюр. То добыча пиратского клада и война с Североамериканцами, то война с Японией за Хокайдо. Не хотите прояснить ситуацию?   - Ваше Императорское Величество, прошу отнестись к моим словам со всей серьёзностью, и поверить мне, как поверил мне ваш отец. Вы третий человек в России и мире кому я рассказал свою историю, первым был капитан первого ранга Макаров. Это он, донёс мои слова до вашего отца и вторым человеком, посвящённым в мою историю, стал ваш отец, результатом моего разговора с ним, стал ваш разрыв с графиней Аликс, и это спасло династию.   - Да мне это известно, произнёс Император, и про войну с Японией тоже. Мы предпринимаем меры к отражению возможной угрозы. Но при чем здесь пиратский клад, и война с САСШ ?   - Клад не при чём, я найду возможность его поднять сам, раз он не нужен Российской казне, чего не могу сказать про правительство Соединённых Штатов. Оно ведь и по сию пору не рассчиталось с Россией за Аляску, и всячески задерживает выплату, не так ли? Вот я и предлагаю, взамен Аляски получить райский уголок , остров Кубу, создадим там базу для атлантического флота России. Глупо потеряли Аляску, не беда, возьмём сторицей, имея военное и политическое влияние в Южной Америке. Другое дело нужно ли всё это вам Государь, и России... Я, я готов отдать в казну 40 тысяч пудов самородного золота.   - Сколько, сколько? Император даже встал с кресла от услышанной цифры.   - Сорок тысяч пудов золотым песком и самородками, глядя в глаза Императору, твердо сказал я.   - Мне предали, что вы хотите за то, что вы укажете место на карте, пятую часть золота, титул, и землю.   - Хотел Ваше Императорское Величеств, я намерен был вложить эти деньги в промышленность Дальнего Востока, у меня были обширные планы.   - Уделы в российской империи тоже давно упразднены, так что землями я вас наделить не могу. Титул графа за вами, а золото,- Император немного подумал, и видимо решив что-то, продолжил,- вашу долю золота вы получите, я так понимаю, сорок тысяч пудов не лежат там одним мешком? Получите свою пятую часть по мере его добычи. Ну и привилегии кое-какие, тоже получите, но вы там не гребите всё под себя, дайте и другим заработать. Вот только где людей будете брать на все ваши проекты, народу там катастрофически мало.    - Народ я найду, Ваше Императорское Величество, Рядом Корея, а корейцы естественные враги японцев и китайцев, это очень трудолюбивая и благонадёжная нация, кроме того, я прошу вас направить меня и капитана первого ранга Макарова и отрядом кораблей совершить плавание с дружеским визитом в Испанию и её заморскую колонию остров Куба, а по окончании визита следовать всем отрядом во Владивосток, где я намерен заняться промышленностью. Время летит, японцы уже куют катаны.    - Может назначить вас генерал-губернатором Сахалина, а потом и Новониколаевска? Сдюжите?    - Если наместником станет Великий князь Александр Михайлович, то да, Ваше Императорское высочество.   - Вы, наверное, сговорились с ним, утром я разговаривал с Князем, он тоже просится в поход на Кубу и на Дальний Восток. Мёдом там, что ли намазано. Император и сам был бы не прочь туда поехать да должность не позволяла. Хорошо, всё о чём мы с вами договорились, вы получите после экспертизы прииска.   - Договорились, Ваше Императорское величество. Назначайте экспедицию, пока она будет готова, я соберу первый дирижабль, и отвезу её прямо на место, ответил я Императору.   - Вы не перестаёте удивлять мир, господин капитан первого ранга. Что прямо так с лошадями и отвезёте, спросил сбитый с толку Российский Самодержец.   - А зачем им лошади, Ваше императорское величество? Им лопаты, тачки, да носилки нужны будут. И конечно люди и охрана. Дирижабль сможет поднять в воздух двадцать тонн груза, пятнадцать пассажиров, и отвезти их на четыре тысячи вёрст со скоростью 100 верст в час.   - Это невозможно! Император не поверил моим словам.   - Отвечу вам, как ответил Великому Князю Александру Михайловичу, - сказал я императору,- А что может помешать мне, это сделать. То же самое мне говорили пять лет назад, когда я показал чертежи подводного миноносца в адмиралтейской инженерной коллегии. Тем не менее, миноносцы я построил, а ваш батюшка дважды вне очереди, пожаловал мне чин.   - Вы хотите чин адмирала,- государь пытливо посмотрел мне в глаза,- да?   - Да, Ваше Императорское Высочество, я честолюбив, и это мой не единственный недостаток.   - Ну честолюбие не самый плохой недостаток, тем более в вашем случае. Хочу увидеть ваш новый проект в небе над Петербургом ответил мне Государь.   - Я сделаю всё, что бы зрелище вас удивило, пообещал я Императору, ибо знал, о чем говорю. Собранный корпус дирижабля 'Россия' уже стоял в эллинге, ждали со дня на день поставки баллонов и обшивки из Германии. Поставка задержалась на пару недель, но всё же состоялась, и рассчитавшись с представителем фирмы, я тут же заключил контракт на поставку ещё трёх комплектов. Дел у нас на Дальнем Востоке много, а дорог там нет, и не скоро появятся, а нам надо обустраивать Сахалин. Дирижабль не пароход конечно, и не сможет с ним конкурировать по грузоподъёмности, но зато может доставить груз, прямо на место.   Два месяца спустя, над Петербургом пролетел дирижабль 'Россия' Мы не пожалели красок, наняли художника и на носовой оконечности распластал свои крылья двуглавый орёл. На обоих боках пятидесяти метровые флаги цветов Российской империи, на фоне которых пяти метровыми буквами было написано название корабля 'Россия'. Краски на все эти художества ушло килограмм четыреста, однако я не пожалел этой лишней нагрузкой, ибо на Руси, испокон веку, 'встречали по одёжке'. Как всегда пилотировал первенец дирижабельного флота, наш шеф-пилот Костович.   Огнеслав Степанович, при старте прослезился мне в жилетку, - а я ведь до нашей с вами встречи был в отчаянии, поддержки нет, денег нет, мечта умирала вместе со мной. Вы дали мне возможность взлететь на гидроплане, нынче я поднимаю в небо дирижабль. Чего вы ещё ждёте от меня Евгений Викторович?   - Как чего? Огнеслав Степанович! Мы же с вами договорились, вы остаётесь с Николаем Николаевичем здесь на хозяйстве. Вы продолжаете строить самолёты и дирижабли, я кстати, с нетерпением жду от вас на дальнем Востоке, стотонник. А Николай Николаевич получил от меня задание на двухсотсильные автомобильный и восьмисот сильный корабельный моторы. Где их применить я найду, А вы Огнеслав Степанович, тоже подумайте о увеличении мощности звезды, там есть возможность увеличить количество цилиндров и поставить их в два ряда, один за другим в шахматном порядке. Это даст резкий прирост мощности...   И вот мы над Петербургом, четыре мотора уверенно несут нас над городом, видны зеваки, толпы людей бросили работу и вышли на улицы. Император заранее предупреждённые о полёте стоял на мосту, который оцепила гвардия, в окружении свиты. Мы пролетели над Аничковым мостом и снизились над Невой, до уровня моста, стометровый воздушный гигант завис перед императором, демонстрируя свою мощь размеры и маневренность. Открыв окно рулевой рубки дирижабля, я приветствовал Императора, в ответ от него получил лёгкий взмах руки и десяток воздушных поцелуев от фрейлин её Величества. Взлетели, дважды пролетели над Невой, оба раза развернувшись в поле зрения императора, после чего улетели к себе в Охту, где приземлились, и завели дирижабль в специально построенный для него ангар, а в эллинге уже собирали следующий корпус дирижабля.    Вызов от Императора не заставил себя ждать, в тот же день, я был вызван для аудиенции, надо ли говорить, что из Зимнего дворца, я вернулся контр-адмиралом. Погоны вручил мне лично Император.    - 42®15'19.5" и N 63®53'47.0",- торжественно оповестил я окружающих меня людей, составляющих геологическую команду Петербуржского университета, после некоторых манипуляций с сектантом и расчётов в блокноте, ещё раз перепроверил расчёты и скомандовал,- забивайте репер. - Господа, продолжил я,- вот от этого колышка и до гор в любую сторону, Пробивайте шурфы на глубину шести метров и более, хотя первым делом, я бы посоветовал вам выкопать колодец, или даже три колодца. Один для того чтобы пить воду самим, другой для промывки золотоносного грунта, ну а третий выроете тогда когда до первых двух будет далеко.   - Но мы находимся в пустыне, какой тут может быть колодец,- задал вопрос один из геологов.   - И тем не менее здесь вода есть и она не глубоко, в этом месте когда то текла речка, берущая начало, вон в тех горах,- я показал на невысокие горы на краю горизонта, это она намыла золотоносный слой, который века спустя засыпала песком пустыня. Разгружайте дирижабль, он сделает ещё один рейс, доставит на всякий случай вам охрану, хотя я лично, сомневаюсь, что здесь вас кто ни будь увидит. Караванные пути далеко в стороне, места эти местные аборигены считают гиблыми, но как говорится,- береженного Бог бережёт.   - Откуда у вас такая уверенность господин Колбасьев, что мы найдём здесь золото?   - Вы не поверите господа,- ответил я на вопрос того же геолога,- иду я как-то по астраханскому базару, шум, гам, тридесять языков торгуются покупая и продавая друг другу всякую всячину. Жара стояла несусветная, я притомился, и облокотился на чью-то арбу, вдруг, слышу голос, поворачиваюсь, никого кто мог бы ко мне обратиться на чистом французском языке вокруг, нет. Стоит, понимаете ли один верблюд, жуёт жвачку и именно он, оказывается, обращается ко мне,   - Если Сахиб прикажет принести мне ведро воды, то я открою ему тайну моего рода. Мне естественно стало интересно, я приказал, и верблюду принесли два ведра воды. Напившись, он продолжал, - однажды дед моего деда, будучи ещё молодым и вольным верблюдом, скакал по пустыне, ему меж пальцев ноги попал камень, и так нехорошо попал, что он захромал, тут же его через месяц и поймали, а как хромому убежать? Когда ловцы, вынули камень, то очень обрадовались его желтому цвету, деду привели верблюдицу и далее содержали его достойно. Он передал знание места, где ему попался камень моему деду, тот отцу, отец мне, я передаю это тебе, потому что мой хозяин тупой ишак, я ему сто раз пытался рассказать эту историю, но он не понимает верблюжансого языка. Вот так господа, мне стали известны координаты этого места. В прямом смысле, от верблюда. Надеюсь, я удовлетворил ваше любопытство?   - Вы господин адмирал, сказки не пробовали писать?   - Не только пробовал, но и пишу, и вот это господа,- я показал на дирижабль,- одна из моих сказок. Как вам она?    Месяц спустя, два гвардейца с трудом вкатили в кабинет возок, в котором лежал мешок с золотым песком, а я подал объяснительную записку главного геолога. Прочитав её, Император спросил,- тут пишется о двух мешках золота...   - Я взял второй мешок, в оплату за доставку команды геологов и оборудования, всего сделано на сегодня десять рейсов дирижаблем, доставлено 70 тонн грузов и сто пятьдесят солдат с палатками провизией и оружием. Компания 'Три богатыря' не может возить грузы бесплатно, мы коммерческая организация.   - Не находите, ваши услуги слишком дорогими? Пятьдесят процентов, это грабёж среди белого дня,- императора банально давила жаба.   - Техника экспериментальная,- отвечал я,- расстояния огромные, прикажите и вам подсчитают расходы на доставку грузов на такое расстояние, остальное надбавка за скорость, Ваше императорское Величество. Если хотите, то можете учесть этот мешок в счёт моей доли.   - Не сомневайтесь, так и сделают. Император показал мне всю степень своего неудовольствия, как будто я украл это золото у него из кармана. Ну да бог с ним с золотом, пока его копали, мы с великим князем развили бурную деятельность по привлечению людей в нашу команду. Среди молодого офицерства был брошен клич, хочешь сделать быструю карьеру, прояви свои способности на Дальнем Востоке. Отбирали лучших из лучших, к нам потянулись выпускники университетов и лучшие из них, кто согласился на переезд, получив подъёмные уже уехали. А вот казаки переселяться не спешили, и не прельщали их ни десятины, ни деньги. И тут я вспомнил о евреях. Встретился с раввином синагоги в Петербурге и поведал ему свою печаль,   - Я знаю, народ ваш трудолюбив, начал я разговор с рэбе, - но гоним отовсюду, я от лица Наместника, предлагаю народу вашему осесть на Дальнем востоке, там остро нужны РАБОЧИЕ руки, грамотные специалисты. Предупреждаю сразу, что болтуны, исповедующие разные вредные идеи, будут закопаны в землю, без суда и следствия. Жить будет народ ваш среди остального люда, но работать будет там, где прикажу я, на земле ли, на нефтяной вышке, в угольной шахте, на золотом прииске, или за станком в мастерской, за рулём автомобиля, словом везде и на общих основаниях. Кто согласен, добро пожаловать на Дальний восток. Климат там кстати, в разы лучше чем в Петербурге и немногим хуже чем в Израиле, вашей исторической родине, но есть один большущий плюс, там нет арабов, ваших вековечных врагов.   - Я услышал вас, господин адмирал, - ответил мне раввин.    Пока я занимался организацией Дальневосточной экспедиции, Великий князь занялся подбором дипломатов и юристов для решения некоторых политических перспектив, на которые получил карт-бланш от Императора. Степан Осипович Макаров, также получивший чин контр-адмирала собирал отряд кораблей для дружеского визита в Испанию который довольно быстро был обговорен в обеих столицах государств. В отряд кораблей для совершения дружеского визита вошли, броненосный крейсер 'Адмирал Корнилов', два новых бронепалубных корвета 'Витязь' и 'Рында', судно-спасатель 'Волхов', два миноносца береговой обороны 'Матрос Кошка', и 'Касатка', а также два судна-угольщика. Крейсер с Наместником и дипломатами Остался в Бильбао, а корветы, спасатель миноносцы и один угольщик ушли на Кубу. Командовал отрядом контр-адмирал Макаров. Мы успели прийти в Гавану раньше американского крейсера 'Мэн', и когда он встал на якорь в виду города, то его капитан был неприятно удивлён количеством зевак и другой публики вышедших встречать его корабль. Ещё больше ему не понравились новости в Гаванской газете, где чёрным по белому доносилось до публики, что гринго затеяли очередную подлость и намеренны взорвать свой корабль, дабы объявить его гибель причиной объявления войны Испании. Но! Продолжала газета, благодаря тому, что в порту находятся с дружеским визитом военные корабли далёкой, но дружественной России, подобная подлость вряд ли возможна.   Капитан 'Мэна' попал в очень трудную ситуацию, с одной стороны он был обязан исполнить приказ, с другой стороны наличие в порту русских кораблей никто не предвидел, да ещё и тайна взрыва корабля стала известна общественности. Если знать о том, что ежедневно в Европу из Гаваны уходило несколько грузовых суден под разными флагами, то новость о готовящейся диверсии против Испании докатится до Европы в течении трёх недель.   - Что мне делать, спросил он у американского торгового агента, и по совместительству торговым атташе в Гаване.   - Делайте, что приказано, а дальше не ваше дело, заговорят пушки и о вас забудут через пару месяцев.    'Мэн' взорвался ночью 12 марта 1898 года. Северо Американские Штаты ожидаемо обвинили во взрыве крейсера испанцев и объявили войну Испании. Но Испания и Россия, предъявила миру документы, по которым она уступала права владения островами Куба и Хувентуд, Российской империи, с 5 марта 1898 года За смешную цену в три миллиона песо, которые Россия обязалась выплатить в течении трёх лет равными частями. Через пару недель в Гавану пришёл наконец крейсер с наместником и дипломатами обоих государств на борту и передача Острова, совершилась де-факто, с флагштока перед губернаторским дворцом в присутствии дипломатов и корреспондентов, спустили испанский флаг и подняли российский. Ещё через неделю, было созвано Великое кубинское национальное собрание, на котором присутствовали все слои кубинского общества, и Наместник Императора России, даровал Острову Куба и Хувентуд независимость, в обмен на землю в вечное пользование между двумя заливами Карденас и Матансас, включая сами заливы и земли вокруг них на расстоянии десяти морских миль.    - Нам нужна земля для военно-морской базы господа,- объявил кубинцам Наместник,- и само собой разумеющийся факт, что буде правительство Кубы, вдруг захочет объединившись с каким ни будь третьим государством воевать с Россией, то независимость будет аннулирована немедленно, со всеми последствиями    Кубинцы переглянулись, и подписали Декларацию о Независимости, согласившись со всеми условиями.   - Зачем нам именно те заливы,- спросил меня Великий Князь перед тем как отдать на согласование документы кубинцам.   - Затем Ваше Императорское Высочество, что там действительно хорошие бухты для военно-морской базы, и во вторых, там великолепные пляжи и единственное место на острове где есть нефть. А нефть как вы знаете, невообразимо ценный продукт, это и мазут для кораблей и бензин для автомобилей, и керосин, и многое, многое другое. Теперь надо найти сюда хорошего строителя и администратора. Денег мы им найдём, рабочих рук на острове полно, пусть разрабатывают проект и строят.   - Да, вопрос с администратором надо решать, временно для разграничения Российских владений я оставлю кого ни будь из дипломатов, а вот строителя и архитектора надо искать в России. Кстати, как вы думаете Евгений Викторович, североамериканцы не рискнут ли захватить Кубу?   - У испанцев несомненно рискнули бы, у России вряд ли, ответил я. Мы для них неизвестная пока величина, прямо сейчас у нас на Кубе отряд кораблей, который может им противостоять, и ещё до Европы только, только дошёл скандал с самоподрывом крейсера. Нет, не рискнут. А уж после того, как мы даст Бог, разделаем Японию, то и подавно.   - Тогда так и решим, оставляем корвет 'Рында' в Гаване стационером, с заданием тщательно картографировать означенные заливы, и их берега, а так же демаркировать Российско-Кубинскую границу. Я на втором корвете вернусь в Петербург, решать вопрос с администратором, вы Евгений Викторович со Степаном Осиповичем на остальных кораблях идёте во Владивосток. Но прежде я хочу увидеть ту гору песо, которую вы обещали мне показать!   - Раз обещал, значит покажу, вот координаты места гибели галеона, и я показал им на рифы Тортугас в 56 милях от острова Кэй-Уэст. Место хорошо тем, что находится вдалеке от обитаемого полуострова Флорида, но всё равно господа, учтите то, что придётся всех нечаянных свидетелей топить. Огласка нам не нужна, а деньги там немалые. Хотя можно объявить место районом артиллерийских учений и просто пальбой холостыми выстрелами отвадить любопытных от интересующего нас места. На этом решении и остановились. Объявили всем, что русский отряд кораблей уходит в море на артиллерийские учения, снялись с якорей и ушли, благо до интересующих нас рифов было недалеко, всего около 100 морских миль . Семь часов экономического хода. Уйдя из Гаваны ранним утром, отряд кораблей пополудни уже был в районе поисков. Корветы и крейсер и угольщики разбежались окружив рифы неправильным пятиугольником в прямой видимости друг друга, а спасатель, спустив на воду подлодки принялся за поиски места кораблекрушения галеона.   Нам повезло трижды, во первых, всё время поиска и подъёма ценностей с утонувшего корабля стояла прекрасная погода, во вторых 'Аточу' нашли на третий день поиска, (известные мне координаты были довольно точны), в третьих нас никто не побеспокоил. Приданные нам грузовые корабли-угольщики, несколько раз за два месяца, ходили в американские порты за провизией и свежей водой, не привели за собой чужих наблюдателей. Поднятое серебро, золото, и драгоценности сразу перегружали на корвет, который должен был уйти по окончанию подъёма клада с Наместником в Петербург, там драгоценности должны были оприходовать в казну, положив на мой счёт оговоренный процент от стоимости клада. 'Атточа' лежала неглубоко, метрах в двадцати от поверхности воды, вода была настолько прозрачна, что отдельные крупные детали затонувшего корабля были видны с борта 'Волхова'. Подъём ценностей не составил особенных трудностей, работы велись весь световой день двумя колоколами и тремя парами водолазов посменно. Мы выгребли 'Испанскую шкатулку', так назвали 'Атточу' наши моряки дочиста, и ушли каждый в свою сторону света. Наместник в Петербург, 'Витязь' стационером в Гавану, остальные во Владивосток. Пострелять и накопить боевого опыта нам не удалось, но как там говорил старина Сунь Цзы, - 'Лучшая победа та, которая досталась без единого выстрела'.   Знаете ли вы, сколько длится рейс пароходом, из Петербурга во Владивосток? Нет? Так я вам скажу, 45 суток. А поход нашего отряда кораблей из Гаваны вокруг Южной Америки, подъём до широты Сан-Франциско и затем бросок через Тихий Океан до Владивостока длился четыре с половиной месяца. За это время, на Дальний Восток из Петербурга четыре парохода 'Добрафлота' совершили два рейса и грузились в третий поход, в трюмах лежали станки, моторы, локомобили, купленные и разобранные лесопилки, кузнечные и слесарные мастерские, небольшой нефтеперерабатывающий завод, запасы металла в листах и различном профиле, рельсы, паровозы, бурильные станки, обсадные трубы, гвозди, скобы, инструмент, четыре гидросамолёта и разобранный корпус дирижабля- двадцатитонника. И конечно специалисты, мастера, подмастерья, молодые и не очень инженеры, геологи, техники, врачи и учителя. Ясное дело, они ехали не на голое место, их предшественники немало потрудились и до них, но они-то ехали с целью! По крайней мере, те, кто был допущен к тайне. Их было немного, в основном это были военные, и допущены они были не ко всей тайне, а только к части её.   -----------------------------------------------2.8.16.---------------------------------------------------------   Бог миловал, и наши корабли прошли весь путь от Гаваны до Владивостока, без особых приключений, да, попадали пару раз в приличные шторма, и отряд разбросало по морям, по волнам, но на такой случай у капитанов были согласованы порты рандеву, поэтому дня через три - четыре, корабли вновь собирались вместе. Немаловажную роль в успехе экспедиции, сыграли радиостанции, теперь Макаров, был в курсе всех происшествий на судах отряда, и мог вовремя реагировать изменением курса отряда или стоянкой в портах для необходимого ремонта. Примерно такое же положение дел было и на судах 'Добрафлота' вёзших переселенцев. Несколько человек смыло волнами, был и один случай самоубийства, переселенца банально обокрали, и он не нашёл ничего лучшего как повесится. Не судьба видимо ему было, начать жизнь на новом месте.    Всё это время работала Канцелярия Наместника, были рассмотрены все списки переселенцев, затем составлен перечень предприятий которые, мы администрация, хотим построить и запустить, укомплектовали их рабочими и специалистами, добавили рабочих строительных специальностей. Наметили места, где эти заводы и мастерские будут построены, вблизи будущих городов определили места расселения крестьян, коим, как и обещано было нарезали землю. Всё это, пока было только на бумаге, но можно было не сомневаться, что так оно будет и на самом деле. Часть заводов было решено построить во Владивостоке, часть на Сахалине. На острове уже были разведаны месторождение угля и нефти, и я решил если не выкупить добычу ископаемых, то войти в долю к местным заводчикам. Основной же упор, сделал на переработку нефти и химическое производство, в первую очередь меня интересовали тринитротолуол, смолы для производства арборита, а также, топливо для двигателей и мазут для каботажных пароходов. Для строительства и обслуживания тепличного комплекса, в районе геотермальных выходов горячих источников, лично мною были отобраны две многочисленные крестьянские семьи, с которым был заключён договор на поставку овощей и выдано стекло для теплиц, которое лежало в трюме одного из пароходов.    12 июля 1899 наш отряд кораблей вошёл в бухту Золотой Рог, в глубине которой находились причалы порта города Владивосток. Что сказать? Не Рио-де-Жанейро точно, и не Сан- Франциско. Раскиданные небрежным взмахом по сопкам домики, и толпящиеся чуть ли не у самой воды пакгаузы и невысокие здания мастерских, навевали некоторые мысли, часть из которых в основном была нецензурной. Тем не менее, согласно составленным спискам, перетасовали людей, и два парохода остались разгружаться во Владивостоке, а два, ушли разгружаться на Сахалин. Оба судна, разгрузили на причалах будущего г.Углегорска, ныне захудалого посёлка без названия. Именно здесь замыслил я создать центр химической промышленности острова. Тысячу человек надо было где-то разместить, чем-то накормить. Поэтому пока стояла тёплая погода, в лес отправились лесорубы, механики установили локомобиль, и лесопилки, расчистили место для складов и бараков. Крестьяне были уведены вглубь острова, там располагалась меж гор долина, которая пересекала остров из конца в конец с Севера на ЮГ. Повсюду строилось временное жильё, бараки, деревянно-щитовые стены, двускатные крыши, небольшие оконца. Затем были возведены здание управы генерал-губернатора, химические лаборатории, и на отдельной площадке установили оборудование по переработке нефти, ещё дальше в горах лаборатория по производству динамита и тротила. Прослышав про прибытие нового генерал- губернатора, поспешили познакомиться со мной, местные купцы и промышленники. Увидев размах строительства, и мои эполеты контр-адмирала, не особо сопротивляясь, продали мне паи в своих предприятиях.   - Я вложил немалые деньги в механизмы,- выступил я на небольшом банкете в мою честь,- и если вы думаете, что мои люди будут работать, а ваши отлёживать бока, то сильно ошибаетесь. Прибыль будем делить по итогам, кто, сколько добыл, тот столько и продал. Покупатель у вас один, и это я! Мне нужна нефть, нужен уголь, нужен лес. Я привёз с собой тысячу поселенцев, для них нужен хлеб, овощи, мясо, рыба. Они будут зарабатывать у меня, и расплачиваться деньгами за продовольствие. Есть у кого-то интерес к этим деньгам? У настоящих купцов, копейка сквозь пальцы не прошмыгнёт, что такое госзаказ вы знаете?    Купцы были знакомы со словосочетанием 'казённый заказ', и уже предвкушали огромные барыши ибо казна у государя несчитана, а у чиновника ведающего этой казной рука загребущая. К их неудовольствию оказалось ровно наоборот. После того как некого купчишку после невыполненного в срок контракта разложили на бревне и всыпали плетей, желающих погреть руки на казне, резко убавилось.    Во Владивостоке, Наместник действуя по разработанному ранее плану с помощью армии, в обязательно принудительном порядке, согнал всех китайцев на строительство трёх двухсотметровых доков. Бурили шпуры и динамитом рвали камень, который тут же дробили, замешивали бетон и укладывали в днище и стены дока, фундаменты и стены заводов по производству военного оборудования. Как мы раньше договаривались с Наместником, корпуса мин делают во Владивостоке, а снаряжают их тротилом в Углегорске. Нефть добывают на Сахалине, перерабатывают в Углегорске, а переделывают котлы и угольные ямы кораблей, под мазут во Владивостоке. С оказией, послали барона Маннергейма в САСШ, заказать три танкера, ледокольное судно, сотню ёмкостей для топлива и десяток пулемётов Гатлинга калибром не ниже 14.5 мм, на всякий случай он имел при себе кроме денег ещё и чертежи нефтеналивных танкера и портового ледокола. Для своего флота необходимо было создать базы снабжения мазутом, коль мы его на него переводили корабли, а не надеяться на Стандарт Ойл или нефть из Баку. Указом Наместника, корабли тихоокеанской эскадры вернули на прежнее место базирования, бухту Золотой Рог. В Порт-Артуре, решено было оставить три тихоходных броненосца 'Полтава', 'Петропавловск' и 'Севастополь', а также бронепалубные крейсера 'Паллада', 'Диана' и 'Боярин'. Кроме этого, оставили все канонерские лодки и значительное число миноносцев. Наличия этих сил было бы вполне достаточно, чтобы приковать к Порт-Артуру часть японского флота для блокады порта-крепости. Прекратили всякое строительство в порту, а то, что было, построено разобрали и вывезли во Владивосток. Даже железнодорожную ветку от Транссиба до Порт-Артура и ту разобрали, её решили переложить к разведанным угольным, и известняковым месторождениям Сучана, там же решено было построить цементное производство, Дефицит цемента остро ощущался на стройках во Владивостоке. Разделили обязанности, дорогу строило государство, заводы промышленники, прибыль 40 в пользу промышленников. Не сразу, но всё же нашлись желающие заработать на цементе промышленники, и завертелось дело. На этот раз, узкоглазым философам, сидящим на берегу, подарков не достанется, Если китайцы сильно захотят, то выкупят город крепость, но не за ту сумму, которую заплатила им Россия, а уже за очень приличные деньги. Не захотят, найдём желающих, да хоть ту же Германию, надо же искать противовес Английским интересам в этой части света.   1900 год, ознаменовался тем, что во первых, пришёл с Балтики пароход и привёз ещё две подводные лодки с экипажами. Лодки, конечно же были разобраны на составляющие части и погружены в трюмы, выгрузить их и собрать было недолго и вскоре они уже покачивались у борта своей плавбазы. Местом базирования подлодок, был выбран остров Сахалин, я настоял на этом, объясняя своё требование секретностью лодок. Моё предложение приняли, ибо лучшего специалиста по подводной войне чем я, на Дальнем востоке пока не было. Вместе с ним пришёл грузопассажирский транспорт с ещё двумя разобранными корпусами дирижаблей, несколько десятков шасси автомобилей, и моторов к ним, а также несколько моторов повышенной мощности которые я хотел применить для строительства строительной техники.    Для пущей секретности миноносцам поставили фальшивую дымовую трубу, пару двух трубных торпедных аппаратов на палубу, и строго настрого запретили погружаться под воду, в виду любого корабля или прямой видимости берега. Спасатель 'Волхов', так и остался на Тихом океане, и был приписан к составу эскадры. Во второй половине 1900 года, из Штатов пришли танкер, ледокол и грузовое судно с разобранными цистернами под топливо. С прибытием ледокола проблема навигации в зимнее время в порту Владивостока была решена. Наконец, мы собрали дирижабль, и первым рейсом я высадил с него артель старателей на Камчатке, где как я помнил, в моё время открыли одно из богатейших серебряно-золотых месторождений 'Озёрное'. И тот и другой металл мне был крайне необходим. Старателям объяснили, что они находятся на нашем острове, прилетать за металлом будут раз в месяц. Вылетели ночью, на место прилетели утром, пока высадили, пока разгрузили, пока показал им перспективное направление, которое помнил из дневника геолога нашедшего месторождение, наступил вечер. Распрощались, артельщики принялись устраивать лагерь, а дирижабль, взвыв моторами, нырнул в небо.   - В четвёртых, на полную мощность заработали химические предприятия, были получены первые тонны бензина, керосина, солярки, и мазута. Лаборатории выдали первые сотни килограммов взрывчатых веществ обоих типов. Начали вооружать якорные мины моей конструкции тринитротолуолом, а динамитом рвать берег, обустраивая стоянку подлодок. Чуть погодя, произвели испытания мин, и специальная комиссия флота, увидев какой столб воды, поднялся на месте подрыва мины, была приятно удивлена его диаметром и высотой. Акт приёмки, безоговорочно подписали все члены комиссии. За первую зиму никто не умер с голоду или от болезней. В бараках было тепло, помогли чугунные буржуйки, которые мы привезли из Владивостока. Итак, в шестых, седьмых и двадцатых, каждый день и каждый месяц, что-то строилось, запускалось в производство. Взять хотя бы недавно отстроенный учебный центр борьбы за живучесть корабля, для подводников. Вы себе представляете, каких трудов стоило её устроить? Ушло три комплекта конструкций ёмкости для топлива на 500 кубов, и миллионы клеток моих нервов. Зато когда на первом занятии, я личным примером при помощи десятка солёных морских слов, домкрат-распорки, и подкладки заделал 'пробоину' из которой била не хилая струя холодной морской воды, то ту же дыру, трое моряков заделали едва ли не быстрее меня.    С Великим Князем встречались довольно часто, что стоит гидроплану перелететь пролив?    - Зачем вы заказали пулемёты Гатлинга,- спросил он как-то при одной встрече.   А вот представьте, Александр Михайлович, решил я прочитать Великому Князю маленькую лекцию,- этот же пулемёт, но калибром в один дюйм? Получаем автоматическую пушку, немного переработав пламегаситель можно добиться того, что он сам будет крутить ствольную коробку, итого мы поимеем около шестисот выстрелов в минуту, снаряд будет лететь на пару тройку вёрст, не будет ли сие орудие лучше любого противоминного. При том, что мы знаем, что японцы стреляют минами не далее шести кабельтовых. Да эдакая пила, перепилит любой миноносец за милю до выстрела.   - Хорошо Евгений Викторович, продемонстрируйте мне стрельбу хотя бы из одного модифицированного Гатлинга, дабы я мог воочию убедиться в заявленных вами его возможностях,- ответил мне Наместник.   Как говорится во Флоте,- инициатива имеет инициатора. Но я же знал, на что шёл! Артиллерийские мастерские на базе флота, были не ахти, какие современные, набор слесарных инструментов, кузница, токарный станок. И вот на этом раритете, но с умелыми мастерами, я и задумал переделку Гатлинга. И она мне удалась! Получена скорострельность около трёх тысяч выстрелов в минуту, корпус старого парохода. который ржавел на побережье острова Русский, модифицированный гатлинг превратил в решето за считанные секунды. Ничего подобного в этом калибре не выпускалось нигде в мире. Но я то знал на что способна пятиствольная 30 мм пушка! А в таком-то калибре и имея образец пулемёта перед глазами нарисовать механизм проворота стволов за счёт энергии сгоревших порохов при выстреле, для меня не составляло труда. Другое дело затем воплотить, задуманное в металл, но это совсем другая история дело. главное она имела счастливый конец.   ------------------------------------------------07.08.16.-------------------------------------------------------------------   - Ну что же, задуманное удалось,- подумал я глядя на результаты стрельб,- пора хвастаться Наместнику.   - Всё получилось Александр Михайлович, готов к демонстрации первого экземпляра укротителя миноносцев.   - Поздравляю Евгений Викторович, всё, за что вы ни берётесь, у вас получается на оценку отменно. Сказать, что Великий Князь был просто потрясён стрельбами и их результатами, означало ничего не сказать. Надо было видеть его выражение лица, когда взвыв очередью в сотню патронов, модифицированный гатлинг разнёс в щепы щит плавающий в миле от крейсера. Первым вопросом который он задал мне, было,- сколко таких пулемётов мы можем модернизировать.   - Да сколько угодно, но на данный момент у нас их всего десяток, неплохо бы послать в Америку Маннергейма ещё за сотней пулемётов и к ним купить станки для производства патронов этого калибра. Кроме того нам не помешал бы ещё один ледокол и пара танкеров.   - Евгений Викторович.- начал выговаривать мне своё нейдовольствие Наместник, - никто не спорит,- продолжал он,- вы отличный подводник, и как оказалось неплохой администратор, вот и займитесь своими подводными миноносцами. Как я понял, основные события произойдут в Порт -Артуре, и в акваториях военно-морских баз Японии?   - Да,- ваше Императорское Высочество,- отвечал я.   -Так и займитесь гидрографией районов ваших будущих боевых действий. Возьмите свои миноносцы, и без погружений изучите Пор-Артур, и прилежащую к нему акваторию, пока он ещё наш. Три года пролетят незаметно, а мы пока ничего не сделали, что бы исполнить задуманное. Пулемёты оставьте себе, можете вооружить ими миноносцы. И действуйте Евгений Викторович, действуйте!   И что я мог ответить Великому Князю? Ничего, кроме как взять под козырёк, и со словами,   - Разрешите исполнять,- удалиться.   - Итак, что мы имеем в активе? А имеем мы четыре подлодки, шестнадцать торпед в одном залпе и восемь во втором. Это сейчас, но на Балтике строится ещё шесть 'Щук', и все они, это доподлинно известно придут на Дальний Восток, итого как я и планировал стая в десять подлодок. А это уже Сорок торпед в первом и двадцать во втором залпе. А если два двухтрубных 'декоративных' палубных торпедных аппарата, превратить в боевые, это будет ещё плюс сорок торпед в залпе. Итого восемьдесят, и начиним мы их не пироксилином, а тринитротолуолом, а 'моя' модернизированная торпеда имела его в заряде в 10 пудов, то стая 'Щук', сметёт с поверхности моря, любую эскадру самураев. И первыми уйдут на дно броненосные и бронепалубные крейсера адмирала Уриу в Чемульпо. Их там кажется, будет шесть штук? Думаю, трёх подлодок, на этих 'храбрецов' за глаза хватит, а с тремя оставшимися японскими миноносцами, надеюсь 'Варяг' и сам справится. Зная, что в Порт - Артуре, находится отряд стареньких бронепалубных крейсеров, Того ломанётся туда всем флотом, или по крайней мере его половиной, и вряд ли будет заморачиваться десантом на Квантунском полуострове, а попытается сходу ворваться в порт и захватить крепость которую русские не особо и охраняли. На этом этапе, я планировал, ожидать нападение японского флота силами семи подлодок, около предварительно установленного минного заграждения.   - Что бы ни пришло в Порт - Артур, оно должно лечь на дно, всё, от броненосца до последнего шлюпки с десантом! И вы братцы, утопите их, я для этого построил подлодки, и для этого обучаю вас десять лет. Вот навигационные карты, господа лейтенанты вы должны изучить будущий район боевых действий и сдать мне зачёт по знанию основных фарватеров, кроме того, я хочу видеть ваши предложения по устройству минных ловушек и торпедных засад. Поставьте себя на место японских адмиралов, зная какие им противостоят силы, что бы вы предприняли в таком случае. Чуть погодя, мы разыграем на карте несколько вариантов нападения Японского флота на Порт-Артур, и несколько вариантов нашей защиты. Затем, я предложу вам лоции, портов базирования военно-морского флота Японии на островах Хоккайдо, Сикоку, Кюсю и Хонсю. В течении ближайшего месяца, мы организуем ознакомительное плавание для командиров подлодок и штурманов, по всем портам Японии, на парусно-моторной шхуне, дабы вы воочию увидели ваши будущие цели, для подводного минирования. Отработаем до мелочей заправку топливом и торпедами в открытом море с корабля обеспечения, а также взаимодействие с гидропланами разведчиками. Ну и конечно самоспасение и спасение экипажа с помощью судна спасателя. Все вы видели мощные лебёдки 'Волхова', будьте уверены, в случае чего, нас вытащат со дна моря. Я буду с вами на одной из лодок во всех боях, которые выпадут на нашу долю.   Два месяца спустя.    Несколько раз в течении этого времени, я интересовался у Наместника, как идёт подготовка сухопутной операции против японского десанта, на что мне отвечали, что к войне на суше готовятся, создаются склады с боеприпасами и продуктами, и за год до предполагаемых событий войска будут переброшены на Дальний Восток из центральных районов России. Мне почти открытым текстом сказали, - не лезьте адмирал в наши сухопутные дела.   - Как не лезьте, - отвечал я, и наладил выпуск четырёх дюймового миномёта в артиллерийских мастерских Владивостока.- Как вам игрушка,- спросил я пару месяцев спустя на демонстрации 'своего' изобретения, у генерала Брусилова.- Сам миномёт, весит четыре с четвертью пуда, а стреляет десяти фунтовыми минами на три версты, но так же может ослабленным зарядом плюнуть той же миной и всего на пару сотен метров. И что самое интересное, так это то, что он стреляет с закрытых позиций, как гаубица, но вспомните, сколько весит гаубица? Каких трудов стоит двигать их вдоль фронта? А тут, расчет забросил на плечо ствол, весом в четыре пуда, треногу весом в два пуда, и опорную плиту весом четыре пуда, и бегом по траншее, на новую позицию. Шесть сотен осколков с одной мины, не дадут ни единого шанса пехоте попавшей под миномётный огонь. Представьте себе залп батареи из шести миномётов, Двадцать выстрелов в минуту даст сто двадцать выстрелов, и засеет нападающих, семидесятью двумя тысячами осколков. Что скажете?   - Что скажу? Превосходное полевое орудие у вас получилось адмирал, но вот ваша морская терминология , мины и миномёты, вряд ли приживётся на суше.   - Да ради Бога, генерал! Обзовите его, как хотите, если миномёт вам подходит, то чертежи, на него, лежат в моём сейфе на 'Волхове'. Забирайте, заказывайте, и вооружайте пехоту. Но имейте в виду, в патенте будет указано название миномёт, и соответственно, миномётная мина.    Степан Осипович Макаров, с первого дня своего прибытия на ТОФ, началс новый этап подготовки флота к боевым действиям. К Командующему на совещание вызвали всех морских начальников носящие адмиральские погоны, которым тут же роздали должности командиров отрядов. Все броненосцы и эскадренные броненосцы были объединены в первый отряд, все броненосные крейсера во второй отряд, все бронепалубные крейсера в третий отряд, канонерские лодки, вспомогательные крейсера в четвёртый, миноносцы, в пятый отряд. Я остался командовать своими подлодками, которые в целях секретности продолжали называть миноносцами береговой обороны.   К этому времени, закончили постройку доков, и всех лиц с раскосыми глазами и желтой кожей выселили из Владивостока. Желающим заработать предложили работу в Сучанском промышленном районе, остальные под конвоем, отправлены на Родину. Владивосток, на тридцать вёрст, окружили казачьими заставами и назначили казакам награду за каждого 'китайца' пойманного в этой зоне. Обезопасив себя, таким образом, от любопытных глаз японских шпионов, флот начал свою реорганизацию, модернизацию и обучение. Учились, как говорится, 'ходить строем'. Сначала учились совершать эволюции отрядом кораблей, затем эскадрой, наличие мощного ледокола в порту, почти решило проблему зимнего мореплавания, и чтобы окончательно решить эту проблему, решено было последовать моему совету и заказать ещё один ледокол и четыре нефтеналивных танкера в Америке, заодно заказали сотню гатлингов увеличенного калибра.    Адмирал Макаров, поставил перед собой цель, во первых, научить эскадру маневрировать, во вторых, артиллеристов, метко стрелять на дальние, и сверх дальние расстояния. Организовали классы дальномерщиков и радистов, причём вторых набирали исключительно из татар, и вскоре над Желтым морем зазвучала татарская речь, вперемешку с кодироваными названиями кораблей, и фамилиями командиров на татарский лад...   На одной из приватных встреч с Наместником и Командующим, я конечно же рассказал им о проблемах возникших с орудиями главного калибра 'в той войне', о тугих колпачках на снарядах, о широких бойницах в боевых рубках, о бездарных и безынициативных адмиралах и командирах кораблей. Ну, конечно же, только о тех, которых помнил, реакция Макарова, была почти мгновенной, под различными предлогами были сняты с должностей и отправлены в распоряжение адмиралтейства, два десятка командиров разного ранга, до адмиралов включительно. Зато по итогам командно-штабных учений и практических стрельб, были поданы представления на отличившихся командиров, и вскоре число носителей орлов на погонах восстановилось, а с ними и восстановилось количество младших флагманов. Следом выросли в чинах и их подчинённые, а наиболее лихие лейтенанты командовавшие миноносцами, стали офицерами на крейсерах, что тоже усилило остальных офицеров флота в желании показать свои знания и пользу.    Как и на Балтийском флоте, с кораблей первого и второго ранга, демонтировали, всю 'противоминную' артиллерию, боевые марсы, торпедные аппараты, и сгрузили все якорные мины, и то и другое, поступило в Артиллерийские мастерские на переделку и перевооружение тротилом. Угольные ямы на кораблях, переделали в хранилища мазута, в кочегарках вместо кочегаров появились машинисты, которые управляли топливными насосами, и следили за форсунками, распыляющие мазут гигантскими факелами по всей топке. Мощные вентиляторы гнали воздух в топки и теперь высокие дымовые трубы были не нужны, вместо трёх четырёх дымовых труб оставались две, вместо двух труб одна. Вместе с тем, что боевые корабли лишились марсов, эта переделка вообще изменила их облик, а когда я предложил новую окраску корпусов, то их затруднялись опознавать даже свои сигнальщики.   Ещё одним новшеством, на флоте стали радиостанции, установленные на каждом корабле первого и второго рангов, миноносцам ставить их посчитали не нужным, ибо разведывательные функции взяла на себя авиация, миноноски старой конструкции, теперь выполняли свою прямую обязанность, добивание вражеских кораблей потерявших способность двигаться и стрелять.   ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------    Совершил очередной рейс корабль, перевозивший очередную пару разобранных на отсеки подводные лодки. Капитан одной из них, передал мне письмо от Кутейникова, в котором мой партнёр сообщил мне, что Адмиралтейство продало лицензию на подлодки англичанам и французам. С этим письмом я срочно вылетел во Владивосток.   - Надеюсь, вы понимаете, что случилось господа. Продав тайну нашего оружия, Адмиралтейство практически обезоружило нас перед лицом врага. Это мы в России строим одну, две, лодки в год, англичане за этот же срок построят десять, а то и двадцать лодок, и то, что они продадут их японцам, это даже не стоит обсуждать. Не удивлюсь, если узнаю, что в те же руки, проданы чертежи самолётов, моторов и дирижаблей. Из-за этого предательства, а иначе я не могу расценить это действие, История может повторить тот сценарий который я видел. У нас есть год, от силы полтора некоторого преимущества, затем мы начнём отставать в военном плане, и останемся, в конце концов, у разбитого корыта, то есть без Сахалина, Порт-Артура, Маньжурии, без флота, и что самое печальное, без Отечества. Я слышал одно выражение, - 'паровозы надо давить, пока они чайники'. Предлагаю опередить японцев, и напасть первыми, пройтись огнём и мечом вдоль побережья Японии и стереть с лица земли, все порты, верфи, склады, и утопить или захватить в виде призов все корабли, независимо, гражданские они или военные. Причину для войны можно найти хоть завтра, для начала утопить пару-тройку японских рыболовецких судов промышляющих в наших водах, затем спровоцировать нападение японского военного корабля на наш корабль, тут же раздуть скандал до небес, и атаковать. Кстати не обязательно высаживать десант, достаточно огнём орудий разрушить всю инфраструктуру гражданских портов и военно-морских баз. Повторяю, у нас есть максимум год, полтора, за который японцы обучат экипажи своих подлодок, и научатся их самостоятельно строить. Затем можем смело вытаскивать броненосцы на берег, и использовать их как береговые батареи, вы Ваше Императорское Высочество, сами видели, на что способна подводная лодка.    - Должно же быть какое-то оружие и против ваших лодок! Наместника война не пугала, он внутренне к ней был готов, но одно дело разбить неприятеля в оборонительных боях, опираясь на свои базы, другое дело идти к чужим берегам под чужие береговые батареи и встречаться с неприятельским флотом в открытом море.   - Есть оружие, как не быть,- отвечал я,- есть и оружие, есть и методы борьбы с подводными лодками. Помните Степан Осипович, вы меня просили разработать методы противодействия подводным миноносцам? Я их разработал, но никому их не раскрыл, и слава Богу, а то наши торговцы из под шпиля продали бы и это, а так пусть англичане с кирками и топорами пока поныряют. Мы же пойдём другим путём.   - Да уж, поделитесь своим секретом, - Макаров нервно теребил бороду, ему перспектива вытаскивать броненосцы на берег, совсем не улыбалась.   -Поделюсь, отчего же нет, мы здесь все единомышленники, поэтому какие могут быть секреты. Всё гениальное просто, господа. Отчего тонут корабли поражённые торпедой? Ведь не от того, что она как снаряд проламывает борт и взрывается внутри? Нет. Она взрывается под водой у днища или у борта и силой гидравлического удара, порождённого взрывом боевой части торпеды проламывает борт или дно. Дальше банальное затопление трюма, забортного пространства, корабль как говорится, нахлебался воды столько. что ему не под силу её нести. Так же и лодка, близкий разрыв от борта противолодочной бомбы или той же якорной мины и лодке проламывает борт. Воздух из отсека моментально уходит вверх к поверхности, лодка естественно падает на дно. Как увидеть лодку под водой, спросите вы меня, и я вам отвечу вопросом на вопрос, видели ли вы господа, как чайка охотится за рыбой? Несомненно видели, и не раз, тут всё же собрались моряки в конце концов, так вот,- продолжил я,- чайка с высоты видит рыбу, зависает на мгновенье над ней и ныряет в воду, там хватает рыбу клювом и поднимается на поверхность, что бы её съесть. Так и лодку можно увидеть под водой с высоты полёта патрульного гидросамолёта или дирижабля, который заметив неприятельскую лодку, не ныряет за ней, а сбросит на лодку бомбы, которые при известном везении и мастерстве пилота, поразят лодку, а при неудаче, сможет вызвать на подмогу, в виде противолодочного корабля.   - Теперь если можно о бомбе и корабле,- Наместник заинтересовался и тем и другим.   - Итак, бомба, - начал я,- представляет из себя металлическую бочку, ёмкостью в сто-сто пятьдесят литров, начинённую бризантным веществом и снабженную взрывателем рассчитанным на детонацию мины на глубинах от 15 до шестидесяти метров глубины. Во втором варианте, корабль вооружают многоствольным (до тридцати стволов) миномётом, и используется надкалиберная миномётная мина. Эту же мину, при желании можно сбрасывать с дирижабля как бомбу. Так как подводные лодки пока глубже шестидесяти метров не ныряют, то эти бомбы лучшее оружие против них. Четырёх дирижаблей над походным ордером эскадры достаточно, что бы найти и утопить любого подводного супостата. Ну и конечно никто не отменяет маневрирования кораблём в ответ на подводную угрозу, смена курса 'все вдруг' никому не повредят. Теперь о противолодочном корабле, им может быть любой корабль, имеющий скорость на пару узлов выше, чем у подводной лодки, достаточно вооружить его противолодочными бомбами.   - Теперь о борьбе с дирижаблями. Они как вы знаете, летают за счет того что внутри заполнены водородом, малейшая искра, и водород взрывается. Можно сбить дирижабль порвав ему оболочку и резервуары с водородом, металлическими стрелами сбрасываемыми сверху с самолётов, можно сбить дирижабль, расстреляв его из пулемёта установленного на том же самолёте, можно сбить, попав в него снарядом или шрапнелью снизу, но для этого надо задрать ствол пушки. В общем, есть методы борьбы с моими новинками, - подытожил я свою лекцию для соратников.   - Ну что же, - Наместник поднялся с кресла вышел из-за стола и стоя у портрета императора продолжил,- Император отправляя меня сюда, дал мне широчайшие полномочия, вплоть до объявления осадного положения и войны. Однако до сих пор, мы думали, что запас времени у нас достаточен и мы готовились к войне не поспешая. Обстоятельства изменились, значит, и мы ускорим нашу подготовку. Степан Осипович, -обратился наместник к командующему,- от вас я жду отчёта о состоянии флота, разработанных планов атаки японского побережья. Евгений Викторович,- вам я вверяю подводное и воздушное прикрытие нашей эскадры.   - Тогда надо отписать в Петербург, чтобы оттуда нам прислали самолёты и дирижабли с готовыми экипажами,- ответил я.   -Хорошо, это я возьму на себя, наместник записал себе в блокнот,- что ещё нам надо?   - Ещё бы получить с Балтики пару броненосцев и пару броненосных крейсеров,- попросил Макаров.   - Попробуем, думаю, что мы их получим, отправят, с 'дружеским' визитом в тот же Сингапур, Америку, а они по пути зайдут в Японию на ремонт. Вот приход Балтийского отряда в Сигапур и будет днём икс + 7дней для нашей атаки.   ============================================================================   - Но тогда командирам этих кораблей должна быть известна цель 'визитов', не взбунтуются ли офицеры, услышав приказ на открытие огня без официального объявления войны,- спросил Макаров у Великого князя.   - А может нам взорвать старую канонерку по примеру тех же американцев, взорвавших свой старый крейсер на рейде Гаваны, предложил я,- никого же в Европе сильно не возмутил этот акт вероломства, а войну мы объявим с первыми выстрелами орудий главного калибра. Господа, мне только что пришла в голову ещё одна достойная обсуждения мысль. Зачем нам взрывать старую канонерку? Не лучше ли взорвать большой на пару тысяч тонн грузовой корабль гружённый взрывчаткой,- спросил я. Представьте себе взрыв двух или трёх тысяч тонн динамита в порту Сасебо. А если такие же корабли взорвать и в других базах японского флота? Проникнуть на эти базы не составляет труда, они находятся рядом с гражданским портом, а зачастую и являются ими. Наш Владивостокский порт, кстати, тому примером.   - Вопрос стоит теперь так, где взять тысячи тонн динамита? Великий князь, посмотрел на меня, будучи твёрдо уверенным, что и на этот вопрос, я знаю ответ.   - Нам не понадобится столько динамита, ответил я,- амиачная селитра, взрывается с не меньшим эффектом. А вот детонатором, может как раз послужить, тонна, другая динамита. Всю схему подрыва, я представляю себе так. Наш человек, с документами на чужое имя, фрахтует любое грузовое судно в порту, грузит его селитрой, Там же покупает и грузит на борт, несколько тонн динамита и везёт это всё якобы на продажу в Японию. Прибыв в Сасебо, или любой другой интересующий нас порт, договаривается о продаже селитры, корабль ставят под разгрузку, наш человек приводит в действие часовой механизм в детонаторе, и уезжает из порта, в любой другой город Японии, да хоть в Токио. После того, что произойдёт в порту подрыва, вряд ли кто-то будет искать купца, продавшего селитру. Просто никаких свидетелей сделки не останется в живых. После серии взрывов, на японских базах, флот зачищает остальные японские порты от военных кораблей, оказавшихся вне своих постоянных баз.    - Поступим так,- Наместник поделился с нами своими планами,- на днях, я отбываю в Петербург. - Там, обязательно встречусь с Императором,- продолжил он,- и по итогам встречи, либо вернусь с отрядом кораблей, и в этом случае война начнётся на наших условиях, либо вернусь ни с чем, и это означает ту же войну, но на условиях Японии. А она как мы знаем, уже заключила союз о взаимопомощи с Великобританией, так что, по сути, нам придётся воевать с обоими государствами. Устоим ли мы? Наместник обратил свой испытывающий взгляд на двух адмиралов стоящих перед ним.   - Знаете, я как-то слышал одну байку,- ответил я,- она была про то, как можно съесть слона.   - И как же? Вопрос задал Макаров, но и наместник слушал меня с любопытством.   - По кусочку господа, - спокойно ответил я,- по кусочку, отрезал кусок, приготовил, съел. Аналогично поступим и с флотом нагличан, вряд ли он пожалует сюда целиком, сначала они пошлют то, что болтается в окрестностях Юго-восточной Азии, этих мы перемелем походя. Японский флот будут лежать на дне в своих базах, это однозначно, и не обсуждается, а наглам, мы не дадим ни одного шанса. Следующий отряд кораблей, который пришлют англичане, будет посерьёзней, но его я встречу там и тогда, когда он меньше всего будут нас ожидать, и провожу, кого на дно, а кого и восвояси. Приглашаю вас Степан Осипович на охоту, в окрестностях Сингапура или Вэйхавея, проверим, настолько ли силён и злобен английский лев.   - Вы хотите устроить засаду на рейде Сингапура? Макаров с удивлением спросил меня.   - Да,- ответил я, если Англия, посмеет вступить с нами в войну на стороне Японии, не вижу препятствий наказать её за самоуверенность. Команды английской эскадры, устанут от многодневного похода и рвутся в кабаки, офицеры в предвкушении посещения борделей, капитаны с механиками, подсчитывают последние мешки угля. Всем не до войны. Нет лучшей возможности наказать их за беспечность. Рискнут ли англичане ещё одним отрядом кораблей? Возможно, но тогда я буду ждать на выходе из Суэцкого канала в Красном море. Следующий отряд буду ждать в Гибралтарском проливе. Вы просто не представляете себе господа, на что способна стая Щук, при надёжной поддержке и обеспечении. Думаю англичане к этому времени будут толпиться перед твердыней Кронштадта, так что дорога у меня одна, очистить Финский залив как минимум, Балтийское море как максимум, от всякого упоминания о англичанах.   - Ну, дай-то бог нашему теляти, волка съести,- пробурчал Макаров.   - А вот и съедим, Степан Осипович, помаленьку и по кусочку, а что не съедим, то надкусим и утопим,- отвечал я.- Вы Ваше императорское высочество поезжайте, а мы займёмся приготовлением 'купцов'. К вашему приезду, всё будет готово, останется дать сигнал, и операция начнётся. Время не ждёт господа, каждый день промедления укрепляет Японию и ослабляет нас.   Днём позже. Борт судна базы подводных лодок 'Волхов'. Кают-компания.   - Я собрал вас господа, чтобы сообщить пренеприятное известие, - начал я разговор со своими подчинёнными и командирами подводных лодок.- Нас фактически предали чиновники в Адмиралтействе, продали лицензии на строительство подводных лодок типа 'Щука', нашим злейшим друзьям, англичанам. Имея более развитую судостроительную индустрию, они за год построят десяток другой лодок, и вооружат ими японцев. Таким образом, мы потеряли своё превосходство в лодках, и теперь вынуждены будем сражаться с превосходящими нас силами. Англия вступила в Военный союз с Японией, а это значит, что против нас будут действовать два флота.   Офицеры, услышав эту новость, возмутились, и послышались крепкие выражения в адрес предателей, и 'мерзавцы' было самое слабое из них.   - Успокойтесь господа, призвал я разбушевавшихся офицеров,- у нас есть возможность уравнять шансы.   - Украсть королеву? Невесело пошутил кто-то.   - Нет конечно,- ответил я, - но вот сильно огорчить ЕЁ Величество, мы сможем.   - Каким образом? Заинтересованно спросил мой лучший командир подводной лодки лейтенант Колчак.   - А вот тут, господа, начинается тайна, которую я раскрою вам при условии, что вы подпишитесь под этим документом. Это документ о неразглашении государственной тайны и мерах ответственности за её разглашение. Я выложил перед ними лист с текстом.- Прошу ознакомится, и перед тем как вы изъявите желание подписать сей документ, предупреждаю, речь идёт о не совсем джентльменском предприятии. Но господа. Однако хочу напомнить вам, что истинные джентльмены с берегов Туманного Альбиона никакими моральными терзаниями в таких случаях, не заморачивались. Тезис, 'Во благо Империи', разрешал любые действия против 'дикарей'. Вспомните хотя бы гибель наших адмиралов в Крымской войне, на которых устроили настоящую охоту, как на диких зверей. Итак господа, я вижу вы все ознакомились с документом, пришло время определиться. Любой из вас, не подписавших документ, не будет никоим образом наказан. Это личное дело каждого, прошу господа к столу.   Надо ли говорить, что не подписавших документ, не было. В конце концов, я был для них, и папой и мамой, и старшим братом, ко мне они шли со своими неурядицами, и именно я им во всём помогал. Создавая, таким образом, ореол 'подводного братства'. Мы готовились к войне, которая вот, вот, должна была начаться. Сможет ли русский медведь сломать хребет Японскому дракону и разорвать пасть Английскому льву, зависело во многом от них.   - Благодарю вас господа,- произнёс я, когда последний офицер, поставил свою подпись под документом. -Все свободны, а вас господин лейтенант,- обратился я к Колчаку, - попрошу остаться.- Александр Васильевич, как у вас обстоят дела с иностранными языками?   =============================================================================   - Английский, французский и немецкий знаю в совершенстве, ваше превосходительство.   - Прекрасно. Мне нужно, что бы вы взяли отпуск, и сменив военный мундир на партикулярное платье посетили бы несколько портов на побережье Индийского океана.   - С какой целью, осмелюсь спросить, поинтересовался Колчак.   - А вот тут, как раз и начинается та тайна, блюсти которую мы все обязались. Итак, вы должны будете найти селитру, чем больше, тем лучше. На всю операцию нам надо около двадцати тысяч тонн этого чудесного вещества. Помните сражение при Чесме? Атаку брандеров? Мне необходимы, пять, нет лучше шесть кораблей груженные двумя, а лучше тремя тысячами тонн селитры и парой тонн динамита каждый. У Японии две базы военно-морского флота, Сасебо и Такесики, четыре брандера я планирую отправить в Сасебо, два в Такесики, вы следите за моей мыслью лейтенант?   - Да, ваше превосходительство, один вопрос разрешите, мы нападём без объявления войны?   - Почему же без объявления, ответил я Колчаку, - в тот же день и час, сразу после 'несчастного случая', повлёкшего за собой взрыв грузовых кораблей в порту, по обычаю наших западных друзей в таких случаях, на рейдах атакованных баз встанут на якоря наши броненосцы, и с первыми залпами мы объявим войну Японии.   - И на какое число вы планируете атаку, ваше превосходительство?   - На 3 ноября этого года, лейтенант. Япония, в этот день празднует именины своего императора, высшее командование Японского флота по традиции будет на приёме у Микадо, самое время для сюрприза.   - Но Англия связанная договором с Японией тут же объявит нам войну, да и Америка будет косо поглядывать, Колчак правильно рассчитал политический и военный расклад сил .   - Америка пусть зарабатывает косоглазие сколько ей угодно, а английский отряд кораблей в Вэйхавее мы будем иметь честь атаковать подводными миноносцами, ответил я сомневающемуся в успехе операции Колчаку, вряд ли там будет много кораблей, от силы пара броненосцев и крейсеров. Как вы сами понимаете, щукам это на один зуб, то есть залп.   - У Короля много,- Процитировал лейтенант.   - Много, не спорю,- отвечал я,- но пойдут ли они всем флотом? Нет конечно, что бы наказать 'русского медведя', пошлют эскадру, которую мы поймаем со спущенными штанами в удобном для нашей атаки месте. Но это дела грядущие, а сейчас пишите раппорт на отпуск, и отправляйтесь. Вместе с вами поедут пять мичманов из нашего отряда, которые тоже будут проинструктированы мною, деньги на личные расходы, а также на покупку селитры, динамита, и аренду кораблей снимите с этого счёта, в любом банке. Задача ясна?   - Да, ваше превосходительство.   - Тогда отправляйтесь, и помните, на всё про всё у нас три месяца. 3 ноября, не раньше, но и не позже, все брандеры должны стоять под разгрузкой в вышеозначенных портах. Назначим взрыв на 8 часов утра, с расчётом на то, чтобы наш отряд кораблей, пришедший на добивание японского дракона, делал это, с максимальной эффективностью и при свете дня. В ваше распоряжение отдаётся клипер 'Забияка', и новейшая радиостанция с радистом, Дальность действия новой радиостанции, благодаря изысканиям господина Попова увеличена до трёх тысяч миль, так что извольте ежедневный отчёт мне, или адмиралу Макарову. Такие же радиостанции уже стоят в наших консульствах и посольствах на всём протяжении пути от Владивостока до Петербурга. И запомните на всякий случай, вы лейтенант, подчиняетесь только мне. На то у меня есть полномочия от Наместника. Ни с кем, вы не имеете права делиться подробностями нашего плана, что же до селитры, то можете сообщать интересующимся, что она покупается для нужд Тихоокеанской эскадры. Всё, Александр Васильевич, с Богом!   Два месяца спустя. Владивосток.    "Под предлогом подготовки эскадры к зиме, в Порт-Артур, были отправлен Второй отряд кораблей, состоящий из всех старых броненосцев, бронепалубных крейсеров, и половины миноносцев. Им предназначалось в день 'Х', добить всё, что останется на плаву в базе Третьего Флота Японии, Такесики. Макаров с новейшими броненосцами (лучше использовать имена кораблей - их всего 4), броненосными крейсерами и второй половиной миноносцев, рассчитывал генеральный курс Первого так, чтобы появиться на рейде Сасебо, в первой половине дня 'Х'. Там же должны были присоединиться к Первому отряду и корабли, приведённые с Балтики, Наместником. Ваш покорный слуга, с группой подводных лодок в тот же день должен быть в окрестных водах Вэйхавея, где, либо надлежало утопить всё, что выйдет из базы английского флота, либо не допустить выхода кораблей с этой базы. А для того, что бы англичане, не заподозрили подводной засады, отряду придали крейсер 'Варяг', он то и должен был играть роль переговорщика и одновременно живца, на который обязательно 'клюнут' заносчивые офицеры 'её Величества'.   Колчак в своём последнем докладе доложил, что сопровождает четыре корабля в Сасебо, график движения выдерживается, на месте будет в назначенный день, следует за брандерами на приличном отдалении и будет готов принять мичманов на борт в условленном месте на побережье Японии. Остальные два корабля брандера вышли из Бомбея днём позже, ибо идти им до места акции, ближе.   3 Ноября 1903 года, порт Сасебо, база Первого и Второго императорского флота Японии. 8 часов утра.    Брандеры взорвались почти одновременно, русским помогло то, что разыгравшийся накануне вечером шторм, дал возможность войти в порт без особых проверок и досмотра, таможенник заглянул в документы, попросил открыть люк в первый попавшийся грузовой трюм, убедился что, там насыпью присутствует 'индийская соль' и дал разрешение судну встать у причалов.   - Лоцман заведёт корабль в порт, там сразу его отпускаете, а сами ищите любое свободное место и швартуйтесь, завтра вас вряд ли поставят под разгрузку, у нас национальный праздник, а вот послезавтра...   Послезавтра для Сасебо не наступило, вернее оно наступило, но не для порта Сасебо, ибо четыре ужасающей силы взрыва и следом за ними серия других взрывов стёрла с лица земли город, порт, склады, корабли. Из всех кораблей Первого и Второго флота уцелели флагманы 'Микаса' и 'Асахи' за неделю до этого ушедшие в Токио. Все остальные корабли либо погибли от детонации собственных погребов, либо были выброшены на берег чудовищной силы взрывной волной. Три часа спустя в акваторию порта вошёл отряд русских броненосцев, и скупо но точно, не разбрасываясь снарядами, добил то, что ещё оставалось на плаву, или стояло на берегу. Когда на поверхности моря не осталось даже жалкой джонки, корабли вышли из порта и двинулись в сторону Нагасаки, которую прикрыть было уже некому. Где-то в Токийском заливе, прямо в виду Императорского дворца приняли свой последний бой два последних броненосца империи. На требование Макарова сдаться, адмирал Хирохито Того, приказал начать пристрелку по русской эскадре. Часом позже, пылающая гордость Японии упокоилась на дне залива. Русским кораблям тоже досталось, Макаров не учёл, что загнанная в угол крыса, дерётся до последнего вздоха, а тут зрителями боя была вся столица, и самое главное, их смерть видел Император. Когда после боя эскадра выстроилась в линию перед столицей Японии, Из порта вышел миноносец, который просигналил, что на борту находится министр иностранных дел маркиз Ито. Выслали навстречу адмиральский катер, маркиз перебрался на катер и тот за пару минут доставил маркиза к борту флагмана.   - Я прибыл спросить вас от имени моего Императора, где пределы ваших требований,- произнёс устало министр.   - Хоккайдо, отныне и навечно, войдёт в состав Российской империи. По праву победителя. По остальным вопросам обращайтесь к китайцам, и тут, как я понимаю, второй раз вам надеяться на 'Божественный Ветер' не стоит,- ответил Макаров, - Япония выбрала не того союзника маркиз,- продолжил он свой ответ адмирал,- мы прекрасно знали ваши планы, и поэтому сейчас нас не терзают ни совесть, ни сомнения. Спасайте население Токио, через час, город будет стёрт с лица земли.    Такесики. База Третьего флота. 3 ноября. Около десяти часов утра.    -Такесики настигла та же судьба что и Сасебо. Два брандера взорвались, следом в порт вошли Броненосцы 'Полтава', 'Севастополь', бронепалубные крейсера и в сотню стволом разнесли вдребезги и пополам, всё что не взорвалось не сгорело и не затонуло, до их прихода. Затем не спеша вышли из акватории пылающей базы и взяли курс на остров Хоккайдо. Известие о нападении России на Японию, достигло материка только через три дня, европейское судно зашедшее в Сасебо днём позже, не нашло собственно порт, а только его развалины среди которых бродили обезумевшие японцы, которые рассказывали о драконе пришедшем с моря и сжегшем Сасебо. Нашелся кто-то вменяемый, который и рассказал о русских броненосцах расстрелявших порт. Затем грузовые и пассажирские суда начали везти беженцев европейцев из других японских портов, и все они уверяли, что русские броненосцы расстреливают любой город, до которого могут дотянуться пушки с кораблей. Великобритания тут же объявила войну России, Франция и Германия объявили о нейтралитете. А вот Китай прислал во Владивосток Чрезвычайного и Полномочного посла, которому поручено было выяснить цену на разрешение присоединиться к войне на стороне России. На что, Наместник открытым текстом заявил, - Сейчас я не готов обсуждать это, но имейте в виду, Хоккайдо, навечно отходит России, а также мы претендуем на Манчжурию, Формозу и территорию по правому берегу Амура на 200-300 км к югу. Все остальные японские острова и их население, нас не интересуют. Проконсультируйтесь со своим императором, и если наши условия вас устраивают, то добро пожаловать на охоту за драконом. У Китая был список претензий к Микадо длиною в тысячу ли...   Надо ли говорить, что две недели спустя, договор о разделе территорий был подписан и китайские войска начали готовиться к десанту на японские острова.    Вэйхавей.    Британцы давно заметили стоящий на рейде 'Варяг' и когда из Лондона пришло известие о объявлении войны России, то нездоровый ажиотаж подвиг их на необдуманные действия. Взвились вымпелы, засвистели в дудки боцмана, поддали в топки угля кочегары, и корабли потянулись на выход из базы. 'Варяг' поднял сигнал, - 'ваш курс ведёт у опасности', на что получил пристрелочный залп орудий главного калибра с броненосца 'Виндженс', вторым открыл огонь главным калибром 'Центурион'. Бронепалубный крейсер 'Аргонавт', вдвое превосходящий 'Варяг' по водоизмещению, но примерно равный по вооружению, начал разгонятся, настраиваясь на короткую погоню, ибо у 'Варяга' скорость была всё же повыше и англичане об этом знали. По нашему с командиром 'Варяга' Рудневым плану, крейсер после подачи сигнала отходил мористее, прикрываясь островом, дабы подтянуть противника под торпеды подлодок. Увернуться от сорока торпед выпущенных залпом, английским кораблям возможности не было. Когда сигнальщики заметили торпедные следы, идущие наперерез отряду, сделать что либо, было уже поздно. В каждый броненосец попало минимум четыре торпеды, а в крейсер так и все пять. Через полчаса, на поверхности ноябрьского моря остались только деревянные обломки катеров, шлюпок, и сотни три выживших в этом локальном Армагеддоне моряков.   ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------    Ближайший берег был в нескольких милях, и не видя помощи от победителя, а единственный корабль неприятеля 'Варяг' был настолько далеко, что ожидать от него помощи не стоило, моряки как могли, устроили на обломках раненых и погребли в сторону заходящего солнца, твёрдо зная что там берег. Навстречу им, из порта уже вышли небольшие каботажные суда, которые английская администрация привлекла для спасательной операции. Первым вопросом наспех созданной комиссии по расследованию трагедии, был вопрос,- что погубило корабли? Большинство спасшихся моряков во время этого боя были внутри кораблей, у приборов, механизмов и орудий, поэтому ничего не могли сказать по существу вопроса, кроме того что взрывы произошли ниже ватерлинии. Большинство было убеждено, что корабли попали на минное поле, а единственное свидетельство того самого сигнальщика который увидел торпеды, не приняли во внимание, из-за того, что моряк повторял одну и туже фразу, - торпеды сэр, сотни торпед, сэр. Сотни торпед.   Подлодки сразу после залпа, вышли из района боестолкновения и никем не преследуемые пошли к точке 'рандеву', где их ожидал для перезарядки торпедных аппаратов 'Волхов'. Сотни раз повторённая на тренировках операция, прошла как говорится, - 'без сучка, но с задоринкой'. Подлодки заходили попарно с носа и кормы 'Волхова' меж двух его корпусов, швартовались, и за дело принималась команда вооруженцев, час и подлодка была вновь вооружена, и заправлена топливом, на её место становилась следующая лодка, и через шесть часов миноносный отряд был готов к следующей операции.    Сингапур, Главная морская база английского флота    Каблограмма о том, что русские, заманили английские корабли на минное поле, легла на стол командующему 'Китайской Станцией' в тот же день. Срочно собрался штаб флота для выработки стратегии и мер противодействия 'Русской угрозе'.   - Джентльмены, начал начальник штаба,- после гибели Вэйхавейского отряда, мы остались с тремя броненосцами, двумя броненосными крейсерами и тремя бронепалубниками, против семи броненосцев, восьми броненосных и десяти бронепалубных крейсеров у русских, и это не считая тучи миноносцев, истребителей миноносцев и мореходных канонерских лодок. Моё видение нашей стратегии, это оборона под стенами крепости. Никаких прямых столкновений господа, те на кого мы рассчитывали, и кого поддерживали, нам уже ничем не могут помочь. Надо ждать помощи из Метрополии.   - Мы не можем допустить высадки китайского десанта на территорию Японии, кто в таком случае оплатит наши вложения в Японию,- известный в узких кругах банкир вскочил и бросил на стол перед адмиралом пачку газет, - почитайте прессу, - продолжал он,- на биржах паника, Ллойд отказывается страховать грузы и корабли далее Суэцкого канала. Джентльмены, надо что-то предпринять, бомбардируйте Владивосток, чёрт вас всех побери! Мы вложили в вас столько денег, а вы ни на что не способны!   - Русские, я уверен в этом, только этого и ждут, - командующий, не вставая из кресла, подвёл итоги,- я поддерживаю начальника штаба, хочу напомнить присутствующим, что одна пушка на берегу равна кораблю в море, а у нас береговых батарей слава всевышнему предостаточно. Мы уже потеряли два лучших броненосца и не самый плохой крейсер, насколько я понял из доклада комиссии, русские при этом не сделали ни одного выстрела. Оборона джентльмены, только оборона. А японским друзьям надо послать соболезнования и объяснить, что достаточных сил для контрдесантных операций у нас нет, так что пусть уповают на собственные силы.    Тем временем, тысячи, десятки тысяч джонок собранные со всего побережья Китая перевозили на Японские острова китайский десант, тут же захватывались плацдармы, на которые за короткое время высаживались регулярные войска, а так же наспех созданные добровольческие отряды. Как пожар в степи, как саранча в цветущем саду, так китайцы губили своих извечных врагов, горы смердящих трупов, море крови, и миллионы беженцев. Кто-то распространил среди японцев слухи о том, что русские на Хоккайдо ограничились предупредительным обстрелами портов, и захватом всех кораблей находящихся в этих портах, а население почему то не трогают, и на остров хлынули спасающиеся от китайцев беженцы. За какие то полгода численность населения острова утроилась, и составляла по самым пессимистическим оценкам около двадцати миллионов человек.   Японцы очень непритязательный народ, миски риса хватает, чтобы прокормить семью из четырёх пяти человек, но и эту миску риса, на острове надо было поискать. Начался голод. Среди беженцев нашлись люди, которые сообразили, что надо обратиться к русским, ибо от китайцев помощи не дождаться вовек. Взявшие на себя обязанности и ответственность за свой народ, отправились во Владивосток, на приём к Наместнику.   - Выслушав делегацию, Наместник сказал,- у меня есть для вас земля, именно та, которую ваши военные мечтали захватить у России. Но! Все переселенцы, будут отныне и навсегда поданными Российской империи, а это значит, что русский язык, надо знать обязательно, принимать христианство вас никто не будет неволить, молитесь своим богам, но христианская церковь должна стоять в каждом поселении. Администрация в поселении русская, но будем привлекать и японцев, тех кто раньше выучит язык. Кроме того, в случае вашего добровольного переселения, вы подпадаете под программу переселенцев, которую проводит российское правительство, а это значит, что на каждого мужчину в семье вы получите по одному гектару земли. Деньги и сельскохозяйственный инвентарь. Лес для постройки домов срубите на месте. Поспешите с переселением, сейчас у нас как раз весна, и до зимы вам надо успеть отстроиться. С продовольствием первое время поможем, ну а дальше, что натопаете, то и полопаете. Хочу вас поставить в известность, Новониколаеск, будет рано или поздно очищен от японского населения, тем, или иным способом. Выбирайте, или жизнь на материке, или смерть на острове.    Новость о том, что в России дают по одному 'тё'(гектару) земли, на мужчину в семье, ввергла всех в ступор, а когда объявили, что весь лес на выделенных участках принадлежит семье, и переселенцам выделяют деньги инвентарь и животных, беженцы стали осаждать порты и корабли требуя немедленного переселения.    Пока Наместник, разбирался с новыми поданными, мы с Макаровым решили разобраться с Сингапурской базой британского флота. По данным разведки, англичане прикрыли самые опасные направления минными полями, усилили наблюдение за морем и досмотр кораблей на рейде, в порт допускались только английские суда, остальные разгружались на рейде.   - Атаковать крепость флотом, самоубийственно, - Макаров нервно отстучал какой-то мотив пальцами по столу.   - Согласен Степан Осипович,- ответил я, атаковать надводным флотом нельзя, но, у нас к счастью есть воздушный, и подводный флот.   - Что могут сделать три дирижабля и три гидроплана каменному колоссу, Евгений Викторович?   - Есть пара веществ, ваше превосходительство, несложных в изготовлении кстати, которые помогут нам. первое вызывает обильное слезотечение, второе пострашнее, оно вызывает непогасимое пламя, затекающее во все щели. Пара месяцев подготовки, и те, кто останется в живых, после атаки дирижаблей, поднимут белый флаг, я вам это обещаю.   - За два месяца Британия удвоит число своих броненосцев в Сингапуре, Макаров играл за 'адвоката дьявола', поэтому выдвинул новое предположение.   - Помните, Степан Осипович, я предлагал вам охоту на британского льва? Ну вспомните,- продолжал я,- матросы грезят кабаком и ромом, офицеры сингапурскими борделями... Мы утопим их всех! жестко закончил я. Прямо на виду у Крепости. Думаю, что англичане в крепости, увидев гибель своей эскадры выйдут ей на помощь, и вот тут должна сказать своё слово, тихоокеанская эскадра.   - А крепость? Макаров страшился дальнобойных береговых орудий.   - Ну, во первых, мы встретим эскадру из Метрополии вне досягаемости береговых орудий, во вторых, им будет не до вас.    - Что проще хлорпикрина,- подумал я,- только напалм. Ингредиенты и того и другого, мы нашли в дружественном нам Китае, Смешивали и выделяли необходимые нам продукты, на одном из необитаемых островов Желтого моря. За два месяца были получены около пятидесяти тонн хлорпикрина, и столько же напалма. Все бочки были герметично укупорены и загружены на транспорт 'Алеут' и под конвоем вспомогательных крейсеров 'Лена' и 'Ангара' в свою очередь груженные водородными станциями. запасными баллонами, бочками с топливом, и другим имуществом воздушного отряда.   - Итак господа, по данным наших наблюдателей флот метрополии в трёх днях пути к Сингапуру, вы оказались правы Евгений Викторович, пару раз в пути они штормовали, а это повышенный расход угля, и я нисколько не удивлюсь что они считают каждый мешок угля. Понятное дело угольщиков у них хватает, но эта перегрузка угля посреди океана, когда до базы три дня ходу... не уверен, но даже я бы плюнул на всё и рванулся в базу.    - Вам ваше превосходительство незачем этим мучится, напомнил я адмиралу,- мы же почти все корабли переоборудованы под мазутное топливо.   - Это я по старой памяти, - поправил себя Макаров,- в общем, я считаю, что флот готов к решительному сражению, давайте пройдёмся по основному плану. Ваше превосходительство прошу, огласите вашу часть.   - Я встречаю эскадру Метрополии на подходе к Сингапуру, залпирую носовыми торпедными аппаратами, и ухожу тотчас же, встречать выходящий из крепости отряд кораблей, который атакую кормовыми торпедными аппаратами и опять ухожу в сторону дабы не попасть под разрывы снарядов главного калибра как ангийской так и нашей артиллерии.   -Я,- включился в разговор наш командующий воздушного флота капитан первого ранга Маннергейм, - силами трёх дирижаблей, бомбардирую крепость и форты 'Коктейлем Баскина' и ' Крокодиловыми слезами'. Остров, для аэродрома 'подскока' выбран, боеприпасы разгружены, аэродромные команды готовы к переснаряжанию бомбовых отсеков дирижаблей.   - Ну а я силами Тихоокеанской эскадры, зачищу всё от плавающего мусора,- резюмировал Макаров, давайте по русскому обычаю присядем перед дорогой и с богом на позиции.   Воздушный разведчик нашёл отряд английских кораблей в Малаккском проливе, три броненосца типа 'Видженс' и четыре крейсера различных типов, пара угольщиков и три грузопассажирских судна. Корабли шли двумя колоннами, экономическим ходом, экономя последние тонны угля.   - Двести миль, через 12 часов мы увидим их в поле зрения перископов господа, напоминаю всем, что стреляем палубными торпедными аппаратами, боевых кораблей противника всего семь единиц, угольщики и транспорты оставим 'Варягу' и 'Боярину'. Они добьют подранков, и соберут трофеи, мы же сразу после залпа убедившись, в том, что неповреждённых кораблей противника нет, уходим к Сингапуру, наверняка сигнал бедствия заставит тамошних адмиралов выйти на помощь гибнущему отряду из Метрополии. вот там мы их и встретим, ну а дальше в дело вступят большие дядьки с большими пушками, и кто не спрятался , мы не виноваты.   Как говорится,- человек предполагает, а Бог располагает. Несмотря на истерические вопли о помощи, никто на помощь гибнущей эскадре не пришёл. В крепости рассудили, что риски потерять остальные корабли велики, и корабли 'Китайской станции', остались в гавани, что как оказалось в дальнейшем, спасло их от гибели, но не спасло от позора пленения. Российский флот, начал осаду Сингапура с моря. Все форты крепости были приведены в боевую готовность, заряды к огромным крепостным орудиям были подняты из артиллерийских погребов и сложены возле орудий, наблюдатели бдили, дальномерщики суетились у приборов выкрикивая цифры расстояний до кораблей, Ни та, ни другая сторона, огня не открывала. Англичане по причине удалённости целей, а русские... Русские чего-то ждали, и как показали дальнейшие события, дождались. Со стороны джунглей, над крепостью появились три огромных дирижабля, которые сбросили сотню бочек с едким газом, он проникал во все помещения, вызывая удушье и обильное слезотеченье. Все, кто ещё оставался на ногах и мог двигаться, бросились спасаться из душных казематов на наверх по лестницам, к солнцу, и как они думали, к спасению. Но! Следующий налёт оказался страшнее. С неба упал огонь! Всепожирающее пламя добралось до сложенных пороховых зарядов у пушек. затекло по лестницам и шахтам подъёмников в пороховые погреба... Выжившим показалось, что из под земли на поверхность вышли демоны... Ещё через три часа, русские дирижабли загрузившись новой партией, газовых и напалмовых бомб, начали бомбардировку фортов, к вечеру защищать Сингапур было практически нечем и некем. По радио, вызвали на связь начальника 'Китайской Станции' и зачитали ему ультиматум.    - Все корабли должны остаться на местах стоянки, экипажи с кораблей сняты, порча или не дай бог утопление оных будет приравнена к убийству, виновные повешены. Офицеры допустившие порчу Российского имущества, будут расстреляны. Передача кораблей и имущества, должно происходить по описи, например,- Корабль такой- то, пушек калибра такого -то столько, снарядов к ним на корабле и в арсенале столько то. Миноносец такой-то, торпедных аппаратов столько-то, торпед на корабле столько, в арсенале столько. Кроме того, все арсеналы и мастерские, портовое и доковое имущество, всё должно быть демонтировано и подготовлено к вывозу в Российскую империю. Любой саботаж пресекается расстрелом.    И что вы думаете? Джентльмены согласились на все условия ультиматума. Покочевряжились по поводу знамён и казны, но перед выбором или Сибирь с её минус 40 градусов или корабль для офицеров и сопровождение его до Гибралтара, выбрали второе. И возможно они бы и доплыли до берегов туманного Альбиона, если бы не вскрылось одно обстоятельство. Одним из двух грузопассажирских кораблей, захваченное в ходе боя с эскадрой из Метрополии, оказалось российское судно Добрафлота, перевозившее последнюю пару подлодок и их экипажи. Каким образом, судно отправили на театр боевых действий с секретным грузом, решено было узнать по прибытию в Петербург, а вот то, что англичане сделали с пленными экипажами подводных лодок, хватило мне для вынесения собственного приговора сдавшимся англичанам.   - Говорите у Короля много! Так я сделаю всё, что бы их стало значительно меньше!    Борт флагманского корабля Владивостокского отряда кораблей.    На совещании присутствовали наместник, адмиралы, командиры отрядов, кораблей и начальники вспомогательных служб.   - Итак господа,- наместник начал свой доклад с подведения итогов компании,- все поставленные нами цели достигнуты. Япония повержена, Хоккайдо наш, Англия потеряла обе базы и флот. Мы славно потрудились, но нам ещё многое надо сделать. Во первых, адмирал Колбасьев командируется в Петербург для оказания помощи Балтийскому Флоту, там дела обстоят ни шатко ни валко, потеряв пару кораблей на минных полях ввиду крепости Кронштадт, англичане устроили морскую блокаду города, а также высадили десант в Архангельске. Второе, мною решено восстановить Сингапурскую крепость и сделать её форпостом Российской империи в Юго-Восточной Азии, в третьих надо переселить двадцать миллионов японцев в Приморье и Хабаровский край. Третье, крепостью Сингапур предлагаю заняться адмиралу российского флота, Макарову Степану Осиповичу, переселением займусь я и моя администрация, а вам господин адмирал,- обратился Наместник ко мне, - спешно готовиться к переезду на Балтику, возьмите с собой пару экипажей и в путь. на восточном берегу байкала, в посёлке Бабушкино, вас будет ждать, ваш компаньон Костович с новым дирижаблем, далее полетите с ним.   - Разрешите исполнять - поднялся я из-за стола.   - Действуйте граф, - наместник подошёл ко мне и сказал, - государь просил меня поздравить вас титулом графа Хоккайдо-Сингапурского и званием адмирала флота, кроме того, ваше генерал губернаторство распространится и на Ново-Николаевск, как отныне и до скончании веков будет называться Хоккайдо.   - Передайте Государю, что я отслужу и звание и должность,- моя ответная речь была скупа на благодарность. но все присутствующие понимали, что я это всё заслужил своими трудами.   - Вот сами ему об этом скажите через десять дней в Петербурге, ответил мне Великий Князь.   - У меня есть просьба к вам Ваше Высочество,- обратился я к наместнику.   - Какая,- удивился он, считая наш разговор законченным.   - Дело в том, что Два экипажа подводников попавшие в плен были подвергнуты бесчеловечным пыткам абордажной командой англичан, которые захватили грузовое судно транспортирующее лодки в разобранном состоянии для Владивостокской эскадры. Я требую суда, над мерзавцами.   - Да где же мы их теперь найдём, пленных у нас под 40 тысяч человек.   - Они сами их найдут, позвольте мне этим заняться.   - Нету времени у нас на судебные разбирательства, вам надлежит как можно быстрее оказаться на Балтике, ни у кого в российском флоте нет такого опыта применения подводных лодок. Со свое стороны я вам обещаю, что виновные будут найдены и предстанут перед судом.   .- Невиновных там нет,- подумал я, а вслух сказал,- знаете ваше Высочество, если бы я мог торпедировать остров Великобритания, я сделал бы это не задумываясь.   - Вас никто не осуждает господин адмирал, мы понимаем вашу боль и негодование за замученных ваших подводников, но теперь они пленные и не подлежат казни без суда и следствия, а вы с вашими кровожадными взглядами рискуете оказаться изгоем в обществе, более того, вас могут объявить международным преступником.   - Не боюсь ни первого, ни второго, во первых у меня нет времени на пустопорожние разговоры в салонах престарелых идиотов, во вторых кроме войны с Англией, есть ещё Америка. Видите ли господа, Североамериканские Соединённые Штаты Америки должны России немалые деньги, и взыскать их к оплате, я считаю делом своим долгом.   - Какие деньги ваше превосходительство,- заинтересованно спросил Наместник.   - Как какие? А за Аляску? Деньги до сих пор не выплачены, а по долгу как ни крути за эти годы, набежали проценты, штрафы за неполученную прибыль. Так что нам будет чем заняться, после Русско-японской войны, хотя о чём это я? Японию мы уже расскатали по брёвнышку, нынче у нас нагличане в противниках.   - Что-то вы сильно не любите англичан, ваше превосходительство,- мой начальник потребовал от меня объяснений моей ненависти к жителям Туманного Альбиона.   - Есть причины и некоторые я вам раскрою, а о некоторых умолчу, но попрошу вас поверить мне на слово. Так вот господа,- кроме меня и Колчака в кают компании собрались офицеры моего штаба, капитан 'Волхова', командиры двух подлодок которые были подняты из воды для профилактических работ с механизмами и корпусами - я знал что эта война состоится, ещё десять лет тому назад. Как я получил это знание рассказывать не буду, важно то, что Император Александр Третий поверил мом предсказаниям и некоторым доказательствам, после проверки последних, он разрешил построить мне подводный миноносец береговой обороны, по образу и подобию которого построены все лодки нашего отряда. Скажу вам больше, если бы мы не разбили Японию сегодня, и не победим Англию завтра, то через десять - пятнадцать лет, англичане натравят на нас Германскую, Австрийскую и Турецкую империи и их сателлитов. Погибнут миллионы солдат с обеих сторон фронта, Россия ослабнет, подосланные смутьяны возбудят народ, Самодержавие падёт, страна утонет в крови революции подобно Французской. Поэтому, давайте сначала закончим с Англией, а потом будем разбираться с Америкой.   - Потрясённые моей речью офицеры молчали, кто-то верил мне, кто-то скептически отнёсся к моим словам, поэтому я спросил и тех и других.   - Господа, продолжил я,- дабы поумерить пыл скептиков, и поддержать дух пессимистов хочу напомнить вам, что десять лет тому назад, я был безвестным лейтенантом, преподавателем в Минной школе крепости Кронштадт. И вдруг, из меня посыпались куча изобретений, я строю подводный миноносец, запускаю мастерскую по производству радиостанций, становлюсь акционером моторостроительного, автомобильного, самолётного, дирижабельных заводов, генерал губернатором Сахалина, графом наконец. Мне верят императоры, почему вдруг не верите вы, мои соратники?   - Страшные вещи предсказываете вы, ваше превосходительство,- ответил мне кто-то из присутствующих.   - Ничего того о чём я вам рассказал уже не будет, нам с вами удалось повернуть историю Российской империи с гибельного пути, перед нами неизведанные просторы. Наша задача столкнуть нашего извечного врага на тот гибельный путь, который они предназначали России.   Какие могут быть долги сборы в поход у военнослужащего? Дабы не лишать две подлодки экипажа, были вызваны добровольцы со всех подлодок, вот из их числа были сформированы два экипажа. которые и погрузились в три пассажирских вагона следующие до Байкала. Через неделю мы стояли у причальной мачты к которой был пришвартован гигантский по тем временам дирижабль. Костович увидев меня тут же бросился мне навстречу, обнял и спросил,   - Ну как вам стотонник?   - Какова скорость этого богатыря, - первым делом спросил я у компаньона.   - Крейсерская скорость 120 миль в час. Через трое суток будем в Петербурге.   - А почему не долетели до Владивостока?   - Это практически испытательный полёт, во вторых, сам понимаешь дальше нет заправочных станций, а шесть моторов по 300 лошадок изрядно потребляют газолину, нам и так пришлось делать два рейса, что бы завезти на промежуточные станции топливо на обратную дорогу.   - Это единственный стотонник или на подходе есть ещё готовые экземпляры.- спросил я Костовича.   - Заложены три стотонника, 'Илья Муромец', 'Добрыня Никитич' и 'Алёша Попович'. 'Добрыне' устанавливают моторы, а 'Алёша' еще на стадии сборки каркаса, хотя обшивка и баллоны уже на складе.    - Это хорошо, есть у меня пара задач для этих гигантов, а что насчёт двадцатитонников?   - Десяток уже освоили воздухоплаватели Военно-морского ведомства. Они приравняли дирижабли к кораблям флота и теперь команды щеголяют в морской форме, а дирижабли именуют номерными фрегатами,- рассказал мне Огнеслав Степанович последние новости.    - Ну что, грузите своих моряков в трюм и в путь, трюм большой, утеплённый, Для вас соорудили 150 плацкартных мест по образу и подобию пассажирских железнодорожных вагонов, лететь будем на высоте 1500-2000 метров, есть гальюн и кипяток для чая, только предупреди своих, что бы с куревом были крайне осторожны. Курить разрешается только в специально отведённых для этого местах, впрочем команда всё покажет и расскажет, а тебя с офицерами жду в кают-компании или на мостике корабля, стюард проводит вас. А пока прошу извинения за то, что оставляю вас, мне надо лично провести пару предполётных тестов кораблю.   Пока дирижабль готовили к полёту, я провёл краткий инструктаж отряду.   - Господа, перед вами увеличенный вариант боевых дирижаблей которые вместе с нами громили англичан в Сингапуре. По обводам он напоминает нашу подводную лодку, Он также плавает в воздухе как и подлодка в воде, за счет того, что внутренний объём газа, легче наружной среды. Скорость 120 миль в час, командир корабля обещает, что через трое суток будем в Петербурге, на борту корабля вы пассажиры, и подчиняетесь правилам, которые установлены на корабле. Вопросы есть?   - А он могёт упасть ? Ежели навернуться с тысячесажонной высоты, расшибёмся же в лепёшку.   - Врать не буду, может упасть, но не сразу и не вдруг. Должно случиться что-то крайне неординарное, что бы дирижабль упал и разбился, например вдруг пропал подъёмный газ из всех двадцати баллонов разом. Такое может случиться только если дирижабль пропорет бок от носа до кормы, Где на высоте в полторы тысячи метров можно найти за что зацепиться? Только в горах, но Уральские горы мы перелетим с запасом высоты. в конце концов вам ли бояться высоты? Тем, у кого под ногами до дна были глубины и больше четырёх километров.    В Петербург мы прилетели не через три дня, а через шесть, едва перелетев Уральские горы мы попали во встречный поток воздуха и скорость воздушного корабля резко упала, Костович увёл дирижабль южнее, но и там ветер был не слабее, поэтому на последних каплях горючего он вернул корабль на маршрут и встал на стоянку у заправочной станции города Пермь. Вот там в спокойной обстановке, не отвлекаясь на шумы работающих двигателей, я и объяснил первому капитану российского воздухоплавательного флота его ошибку в прокладывании курса корабля.   - Огнеслав, я вижу ты прокладываешь курс по обыкновенной карте- начал я разговор из далека.   - Ну не совсем по обыкновенной, а по карте выданной мне в географическом обществе, других ведь на сегодняшний день нет,- отвечал мне Костович.   - Ты в курсе того что земля шарообразная,- спросил я его.   - Я стал капитаном корабля на десять лет тебя раньше Евгений Викторович, ты ещё не поступил в Морское училище, а я уже штормовал в морях,- обиделся Костович.   - Прости, что невольно обидел тебя, но вот какая штука, если проложить курс по обыкновенному глобусу Земли, то он разительно будет отличаться от курса, проложенного по обыкновенной карте, даже будь она лучшим экземпляром географического общества,- попробовал оправдаться я.   - С чего бы это? Костович готов был оспаривать мои аргументы.   - А с того любезный мне друг, лучшая карта не учитывает кривизны поверхности земли. Если хочешь, давай проведём эксперимент. Давай сравним твой курс, и прямую линию соединяющие два города , Владивосток и Петербург, на глобусе.   - У меня на корабле нет глобуса,- вздохнул Костович.   - А мы его найдём в городской школе. Непогода не даст нам взлететь ещё пару дней, вот и займёмся картами.    Однако, как говорится, человек предполагает, а господь бог располагает. Узнав, что пролётом через их город следуют герои разгрома Японии и взятия Сингапура, пермское дворянское общество в лице градоначальника, чиновников губернского города и их жен устроило приём для героев, а так как все участники сражений были награждены Императором, Георгиевскими Крестами, то бал так и назвали, в честь Георгиевских кавалеров. в общем чего греха таить, пару дней нам было не до изысканий. Наконец все были удовлетворены, Герои были обласканы и отдарены благодарными соотечественниками вниманием деньгами и подарками. Мы с Костовичем, не преминули намекнуть , что неплохим подарком героям был бы великолепный глобус, метрового диметра который находился в фойе губернской управы. Который и был нам подарен с гравированной табличкой, 'от благодарных сограждан'.   - Что Огнеслав убедился, что не всякая прямая, короче кривой. Теперь тебе стало понятно, где надо было устанавливать промежуточные станции? Кроме того, заметил ли ты то, что мы вдруг неожиданно попали в циклон. А что это значит, ты понимаешь,- спросил я своего компаньона.   - Глобусом ты меня конечно ошарашил, мы моряки счисляя координаты места корабля в море конечно пользовались различными поправками, а вот перенести эти поправки в воздушный океан, я не догадался. До сих пор никак не укладывается в голову этот парадокс, но скажи на милость, при чём тут ветер?   - А при том, что для безопасного воздухоплавания нужно организовывать метео-службу, которая давала бы погоду по пути следования. Представь себе, что ты собрался лететь из Москвы в Париж, а тебе говорят что над минском грозовой фронт высотой до 5-6 километров, что будешь делать? Понятное дело надо бы его обойти, но какой стороной? Либо подняться севернее, через Пруссию. Померанию и Данию, либо спуститься южнее через Варшаву и Берлин.   - получается что во всех странах при наших посольствах должны быть метеорологи, спросил меня Костович.   - Ну зачем же сразу метеоролог, ответил я,- всё равно при любом посольстве есть военный атташе, вот вменить ему в обязанности наблюдения за погодой и движением облаков, а раз в день давать нам короткую сводку. Мы сводим все данные со всех посольств на одну карту и имеем очень приблизительную карту ветров и облачности, а также что не менее важно температуру воздуха.   - А что нам даёт температура воздуха, чёрт возьми? Костович за час наших разговоров узнал о погоде и как она влияет на полёты больше, чем за всю свою жизнь.   - Всё в природе взаимосвязано Огнеслав, надеюсь ты знаешь, что Солнце нагревает почву, влага находящаяся в ней испаряется как и тонкий слой с поверхности любого водоёма на Земле, этот горячий воздух поднимается вверх и там , на высоте нескольких километров он конденсируется в облака, которые ветер относит куда ни будь, где они выпадают дождём на землю попутно охлаждая местный воздух. Холодный воздух устремляется вниз и это тоже порождает ветер. Кроме того, на движение воздуха влияет и вращение Земли вокруг своей оси, высота гор, и оба полюса Земли с которых стекают к экватору массы холодного воздуха. Именно так образуются циклоны и антициклоны,- закончил я лекцию о метеорологии.   - Откуда вы всё это знаете,- Костович постоянно поражался широте моих знаний.   - Книжки умные читал в детстве, - ответил я ему, а что ещё я мог ему ответить.   Петербург встретил героев Хоккайдо и Сингапура несравненно пышнее, чем Пермь. Даже Император почтил Героев своим присутствием на лётном поле, куда причалил воздушный корабль. О встрече нас императором меня предупредили по радио, я приказал экипажам привести себя в порядок. Открылась аппарель грузового трюма, моряки спустились на землю, по команде офицеров построились , я строевым шагом подошёл к императору и отрапортовал ему о успешной передислокации экипажей на новый театр военных действий.   - Ваше Императорское Величество, мы готовы немедленно выйти в море и дать отпор агрессорам,- закончил я доклад.   - Спешить вам некуда,- отвечал Государь,- слава Богу, твердыни наши нерушимы и сдерживают врага на почтительном от столицы расстоянии. Пусть ваши экипажи отдохнут от перелёта пару недель, а вас господин адмирал я жду завтра к 12.00 с подробным докладом о боевых действиях нашего флота в Юго-Восточной Азии.   Император уехал, а нас окружила толпа восторженной публики, пережив и этот и несколько последующих приступов газетчиков и фоторепортёров, я наконец смог отдать приказ об увольнении в двухнедельный отпуск и назначил день и время сбора команд в казармах Гвардейского Морского экипажа.   - Время военное господа офицеры, через две недели вы будете мне нужны здоровые и отдохнувшие, будем учить джентльменов манерам. Вольно! Разойдись!       12 часов по полудни следующего дня. Кабинет Императора.   - Что можете добавить адмирал к докладу дяди, - спросил меня Государь. (Наместник Императора на Дальнем Востоке приходился дядей Императору.)   - Видели вы Государь, когда ни будь круги на воде от брошенного в неё камня,- ответил я вопросом на вопрос.   - Видел конечно, но какое отношение имеют эти круги к заданному мною вам вопросу, недоумённо взглянув на меня ответил Император.   - Как ни странно Ваше Величество, самое прямое. Я со своими видениями будущего, как тот камень был брошен рукой провидения в море нашей истории. Казалось, я должен был поднять крутую волну, которая на своём гребне сорвать засевший на мели корабль под названием 'Россия', и вынести его на фарватер, однако оказалось, что либо волна низковата, либо корабль слишком велик. Он лишь слегка качнулся, и так и остался лежать на мели.   - Простите адмирал, что-то не пойму я ваших аллегорий, император нервно барабанил пальцами по столешнице письменного стола,- извольте объясниться.   -Мне, ваше императорское величество, из своих видений доподлинно известно, кто стоит за так называемыми 'революционерами', кто хочет уничтожить Самодержавие, а с тем и разрушить Империю. Это английские, французские и американские банкиры. Правительства этих стран, на содержании у Ротшильдов, Морганов, Рокфеллеров и ещё у десятка другого денежных тузов. Россия, с её гигантскими просторами и неисчерпаемыми природными ресурсами вызывает у них неистребимое желание иметь эти богатства в своём распоряжении. Вчера они натравили на нас Японию, завтра натравят Турцию, послезавтра Германию. Мы вынуждены будем тратить деньги и ресурсы на вооружение, которое сгорит в войне. Понимаете Ваше императорское величество, всё, что мы взрастим, произведём, вырастим, всё придётся сжечь в огне войны.   - И каков по-вашему выход?   - Как военный, я должен был бы вам сказать, что надо их всех убить, а как инженер и промышленник, я говорю вам, ваше императорское величество, их надо разорить. Пустить их состояния на ветер, а их по миру с сумой.   - Каким образом это сделать? Дайте уже рецепт вселенского благополучия, раз вы обрели этот проклятый дар,- император не сдержался, и высказал мне то, что давно хотел сказать.   - Этот дар, ваше императорское величество, спас вас, вашу семью, и Империю, сдержанно ответил я, хотя внутри меня готов был взорваться вулкан обвинений.   - Вас достойно наградили за это граф. Вы чем-то недовольны? Императора как будто укусила какая-то ядовитая муха, казалось, что ещё немного, и он начнёт меня в чём-то обвинять. Поэтому я счёл возможным сказать следующее,   - Если в моих услугах ни вы Государь, ни Империя более не нуждаетесь, я готов подать в отставку.   - Я приму её тотчас-же,- ответил мне император и вышел, хлопнув при этом дверью.   Тут же, на императорском столе, я нашёл лист бумаги, открыл чернильницу, макнул в неё перо и парой строк со своей подписью поставил императора в известность о своей отставке. Что делает русский мужик в таких случаях? Правильно. Напивается в дрызг, в усмерть, до положения риз. Таким меня и нашли мои компаньоны в тот же день вечером, и что интересно присоединились к празднику души. Все эти годы мы работали как проклятые, не зная праздников и выходных, не видя своих близких неделями и месяцами, не замечая, как растут дети и стареют жёны. Праздник плавно переместился из моей квартиры в ресторан, где к нему присоединялись новые участники. Петербургские газеты взорвались серией статей, об отставке и опале 'героя Хоккайдо и Сингапура', муссировали слухи об истинной подоплёке случившегося. Справедливости ради, надо сказать, что статей сочувствующих 'герою' было всё же больше, чем злорадствующих над опальным адмиралом, но я не обращал на это внимание, меня вдруг настигло понимание тщетности моих 'героических' потуг спасти самодержавие в России, да и саму Россию от кровавого будущего. Будь я 'аборигеном' этого времени я бы жил бы себе и жил, выбирать между 'белым' и 'красным' было выше моих сил, поэтому в один из приступов чёрной меланхолии я достал револьвер... И никакой тебе локсодомии...               

.

Сайт - .. || ..



Нефтяной двигатель своими руками

Нефтяной двигатель своими руками

Нефтяной двигатель своими руками

Нефтяной двигатель своими руками

Нефтяной двигатель своими руками

Нефтяной двигатель своими руками

Нефтяной двигатель своими руками

Рекомендуем почитать: